12:07 | 30.07.2016 г. | Ystav.com

Житель Венесуэлы рассказывает как выживают граждане нефтяной страны, у которой президент идиот

«Самая крупная купюра — 100 боливаров. На нее можно купить одно яйцо». Житель Венесуэлы о том, что происходит в стране, которой правят силовики и спецслужбы

В Венесуэле уже второй год продолжается острейший экономический кризис — инфляция в сотни процентов, дефицит, девальвация боливара, несколько курсов валюты и черный рынок.

Как правило, о ситуации в Венесуэле мы узнаем именно из экономических сводок западной прессы, по которым понять, как простые венесуэльцы справляются с кризисом, невозможно. «Медуза» поговорила с жителем Венесуэлы Хуаном Саласаром (имя изменено) о том, правда ли, что в стране дефицит туалетной бумаги, и надо ли носить с собой мешок с деньгами, чтобы купить предметы первой необходимости. 

Хуану Саласару 42 года, он родился в столице Венесуэлы Каракасе, учился в государственных учебных заведениях; окончил университет по специальности «экономика». Саласар работал в нескольких компаниях, которые по политическим и экономическим причинам закрылись или обанкротились. У него двое детей. Он подчеркивает, что любит Венесуэлу, но вынужден рассказывать о ней «грустную правду». 

О туалетной бумаге

В любой точке мира можно купить десятки видов туалетной бумаги, но только не в Венесуэле. Здесь невозможно просто прийти в магазин и купить средства личной гигиены, для этого придется выстоять многочасовую очередь. Кроме того, существует некая «система покупок» по номеру удостоверения личности. Работает это так: в понедельник туалетную бумагу могут купить только те, чьи номера ID заканчиваются на 1 и 2, во вторник — на 3 и 4, в среду — на 5 и 6, в четверг — на 7 и 8, в пятницу — на 9 и 0. Выходные делятся так: суббота — 1, 2, 3, 4 и 5, воскресенье — 6, 7, 8, 9 и 0. Тебе должно крупно повезти, чтобы в твой счастливый день на полках что-то было.

В провинции кризис еще заметнее, туда месяцами не завозят продукты; в результате жители городов на периферии едут в города покрупнее, чтобы разыскать необходимый товар. При этом тебе должно дважды повезти — и с номером, и с наличием товара. Частные супермаркеты ситуацию не спасают: они находятся в плачевном состоянии, на полках часто только консервы и товары не самой первой необходимости — соусы, йогурты, прохладительные напитки, тальк. Маленькие магазины у дома некоторое время назад вынуждены были просто закрыться. Венесуэла — единственная страна в мире, где ты заходишь в булочную, чтобы узнать, есть ли хлеб.

Об инфляции

По данным центробанка страны, инфляция в Венесуэле составляет 180%, хотя в реальности превышает 500%. Люди не живут в Венесуэле, они стараются выжить. Обычная семья уже мало что может сделать, чтобы дожить до конца месяца, нормально питаясь каждый день. Единственный выход — стоять целый день в очереди в государственный магазин (что означает подняться в четыре утра, встать в очередь, в которой больше ста человек, подождать поступления какого-нибудь товара первой необходимости — и так два раза в неделю). Иногда людям приходится отпрашиваться с работы на целый день, чтобы обеспечить себя продуктами.

Другой путь — закупать еду на черном рынке, но цены на нем не просто в разы выше. Приведу простой пример: кукурузная мука в магазине стоит 25 боливаров (по официальному курсу доллар в Венесуэле стоит 10 боливаров, по неофициальному — 1000 — прим. Медузы); на черном рынке в Каракасе ее продают за 400 боливаров, а в провинции — за 800. 

Делать накопления невозможно: даже если весь год копить, инфляция съест сбережения; ты не можешь накопить на телевизор, не говоря уже о машине или квартире. Да и как что-то откладывать, когда средняя зарплата составляет около 27 тысяч боливаров, а килограмм мяса стоит 4,2 тысячи боливаров? Люди вынуждены есть все самое дешевое, покупая куриные крылья, говяжьи кости, ребра. Только небольшая часть венесуэльцев зарабатывает больше 40 тысяч боливаров в месяц, но даже такой зарплаты не хватает на еду. Многие вынуждены ложиться спать голодными; известны случаи, когда в школах дети падали в обморок, потому что весь предыдущий день они ничего не ели.


О местной валюте

Самая крупная купюра в Венесуэле — 100 боливаров. На нее можно купить одно яйцо. А что делать, если надо купить десяток? Чтобы купить ужин, тебе надо курицу и две луковицы — это 6 тысяч боливаров, четыре сладких перца и два банана для жарки — это 880 боливаров. Пачка макарон — 250 боливаров. Итого — больше 7 тысяч. А самая крупная купюра, повторяю, 100 боливаров.

Умножим 7 тысяч на 30 дней — получается, что только на еду надо тратить больше 210 тысяч боливаров.

О политике

Политическая ситуация в Венесуэле похожа на кубинскую. Здесь живут по принципу: или ты со мной, или ты против меня. Если ты открыто поддерживаешь оппозицию, тебя считают предателем родины. Те немногие митинги, которые проводит оппозиция, почти всегда заканчиваются столкновениями с «группами подавления», которые действуют незаконно, но поддерживаются правительством. В худших случаях демонстрации подавляют органы безопасности.

Программа оппозиции проста: привлечь в страну иностранные инвестиции и предоставить юридическую основу для деятельности инвесторов. Они должны создать рабочие места и обеспечить процветание. Оппозиция хочет контролировать государственные расходы, покончить с коррупцией и сделать так, чтобы законы были одинаковы для всех.

О спорной территории на границе с Гайаной

Многие венесуэльцы следят за ситуацией с Гайаной, но она, мне кажется, не похожа на историю с Крымом (Венесуэла и Гайана считают своей часть территории на границе двух государств; в Венесуэле недавно даже было создано специальное Министерство по спасению Эссекибо — прим. «Медузы»). Венесуэла никогда не претендовала на территорию другой страны, она лишь хочет вернуть свое. Я не знаю тонкостей ситуации с Крымом, но по тому немногому, что я читал, кажется, что это украинская территория, оккупированная Россией. В нашей ситуации все не так: в Гайане живут гайанцы, ее никто не оккупировал.

Венесуэла пытается решить этот вопрос дипломатическими методами, но если стороны не придут к соглашению, может произойти военное столкновение. С недавних пор венесуэльцы обращают на эту историю большое внимание, поскольку речь идет о национальном самоопределении — нам интересно все, что касается этой темы. И хотя спор не решен, а стороны находятся за столом переговоров, президент Гайаны дал указание исследовать природные ресурсы спорной территории.

Об Уго Чавесе и Николасе Мадуро

Предыдущий президент Венесуэлы Уго Чавес был настоящим лидером: он управлял массами, поддерживал низшие слои населения. Многие его идеи были хорошими, поэтому все вспоминают его с любовью. Но все же нельзя сказать, что его правление оказалось «золотой эпохой» — никакого расцвета экономики не было, в стабильном положении Венесуэлу поддерживали цены на нефть, но этим богатством распоряжались неумело. Теперь цены упали — и все венесуэльцы вынуждены расплачиваться за прошлые ошибки.

Президент Николас Мадуро — последователь Чавеса, но он не такой харизматичный лидер. Многие последователи Чавеса уже настроены против Мадуро, он потерял уважение. Президент и его окружение находятся у власти, потому что они «купили» высшее военное руководство и вооружили часть населения. В Венесуэле говорят так: у нас есть мертвый президент без заключения о смерти — и живой президент без свидетельства о рождении. 

Написать комментарий 1 комментарий

Алексей
Алексей

В Венесуэле все равно намного лучше. Там тепло, море и бананы

Ответить

Рейтинг@Mail.ru