22:30 | 16.09.2015 г. | Ystav.com

Война в Сирии с ИГИЛ глазами российских "правых" политологов

В последнее время в освещении российскими СМИ международной политики становится популярной тема войны с ИГИЛ, помощи Сирии и реакция Запада на российскую инициативу. Ystav сделал подборку мнений известных российских политологов «правых» взглядов, взятых из открытых источников.   игил Станислав Белковский: - Российский президент Владимир Путин с момента аннексии Крыма, которая привела к фундаментальному конфликту между Россией и Западом в отношении понимания того, как должна, а как не должна строиться международная политика на сегодняшний день, пытался продать две услуги: иранское регулирование и борьбу с ИГИЛ. Он уже назначил неформального спецпредставителя по второму вопросу Рамзана Ахматовича Кадырова, который дней десять назад съездил в Саудовскую Аравию, встречался там с некоторыми ключевыми политиками. Для него и его матери, вдовы Ахмат-хаджи Кадырова специально была открыта Кааба в Мекке, чтобы они смогли ее посетить. И, собственно, насколько можно было понять, предмет переговоров – это участие России вообще и вооруженных сил Рамзана Ахматовича Кадырова, в частности, в борьбе с ИГИЛ. Поскольку напрямую с США Владимиру Путину не удалось договориться в этом вопросе – фактически ему дали понять, что какой бы вклад он не внес в борьбу с ИГИЛ, это не оправдывает насильственную перекройку границ в Европе и инспирирование войны на территории Украины-то вот сейчас он идет через Саудовскую Аравию, рассматриваемую как ключевого союзника США на Ближнем Востоке, и поэтому потенциально эффективного посредника. У меня нет оптимизма… Если бы я стоял на путинских позициях, у меня не было бы оптимизма в отношении решения этого вопроса. игил Юлия Латынина: - Одна из особенностей внешней политики Сирии – это использование терроризма как средства для того, чтобы добиться внешнеполитических целей. Обычно в этом подозревают Ливию, но вот тут надо сделать большую оговорку, потому что Каддафи делал все шумно, бестолково и так, для пиара. А Сирия делала все тихо и почти всегда добивалась результата, потому что она ставила локальные цели, локальные задачи, и среди организованных Сирией убийств – это, конечно, прежде всего, лидер ливанских друзов Кемаль Джумблат, убитый еще в 1976 году, президент Ливана Башир Жмайель в 1982-м. Еще в 1980-м интересное убийство: Салим Лафзи, издатель ливанской газеты, крайне критической по отношению к Сирии. Тело обнаружили со следами жесточайших пыток. При этом одним из направлений практического терроризма всегда была попытка сорвать через теракты примирение Израиля и Иордании, и любые попытки помягчения в тогда еще существовавшей Организации освобождения Палестины. Например, апрель 1983 года, умеренный лидер ООП Исам Сартауи убит в Португалии сирийцами. В октябре того же года ранены иорданские послы Индии и Италии, убит один из охранников посольства в Афинах. В декабре того же года иорданский дипломат убит в Румынии, один убит, два ранено в Испании, в том же декабре убит еще один умеренный лидер Организации освобождения Палестины Фатх Кашмир – как раз он был близок к королю Хусейну. Апрель 1985 года, чуть не сбили иорданский лайнер, взлетевший из Афин. Ракетой. Через 3 месяца – нападение на офис иорданских авиалиний в Мадриде. Еще один иорданский дипломат убит в Анкаре. В сентябре в Афинах убит иорданский издатель, затем убиты в Рамалле еще один умеренный палестинец Азиз Шахзаде, мэр Наблуса Захир аль-Масри. То есть убийство премьера Рафика Харири в 2005 году с помощью тонны взрывчатки имело долгие традиции. Вот это, собственно, техническая составляющая ситуации. Абсолютно кровавый тоталитарный режим, воспитывающий детей с 5-ти лет в обязательном порядке в обожании очередного Асада... Это вам не мягкий Путин – это режим, который убивает беспощадно за границей и внутри. Надо – тонной взрывчатки выносят чужого премьера вместе с окружающей местностью. Надо – ну, там, 20-30, 38 тысяч в одной Хаме, просто сравняли город артиллерийским огнем и полностью раздавили мусульманское братство. И вот против этого режима стал отваливаться не просто народ. Народ там равняют артиллерией. А большие куски армии, те, кто равняют, целые батальоны, целые полки стали переходить на сторону свободной сирийской армии (так это называется). Теперь я, собственно, к чему? Вот, режим этот не защищаем. Я не понимаю, как этим людям можно поставлять учебные самолеты, на которые потом ставятся пулеметы, которые расстреливают толпу. Точнее, я понимаю, почему на стороне этого режима стоит Китай (потому что он под шумок... Потому что Сирия – главный союзник Ирана, и Китай получает из Ирана нефть и под это дело Китай сказал «А поставляйте нам нефть вдвое дешевле»). Очень разумно. Но я не совсем понимаю, что там выгадываем мы. игил Антон Баков: - Тема войны в Сирии, возникшая сразу после "Арабской весны", исламистского переворота в Египте и Ливии имеет одни и те же корни. Это новые религиозные войны XXI века и переселение народов, как сопутствующий фактор. Мы все знаем из истории, что переселения народов и религиозные войны приводили к переустройству общества, слому социальных систем, политических форм. Так было с Древним Римом, так было с Византией, это же происходит на наших глазах. И если в 5 веке движение народов происходило с Севера на Юг, а в 15 веке с Востока на Запад, то в 21 веке начинается движение с Юга на Север. Ливия, Сирия и прочие арабские и африканские режимы оказались нежизнеспособны с распадом СССР. Какое-то время они существовали за счёт внутренних ресурсов, качая дешёвую нефть, однако всему приходит конец. Эти режимы, подобные по своей структуре элите СССР не сумели выработать систему обновления, ротации, стали неадекватны текущей экономической и социальной ситуации. Построение демократии по американскому образцу провалилось, о чём говорит опыт Ирака. Поэтому на опустевшее место пришли стервятники ИГИЛ - самой радикальной исламской группировки в мире. Многое можно рассуждать об их происхождении. Важно лишь то, что ИГИЛ - это носитель идеологии религиозных войн. Запад только сейчас начал понимать масштаб разворачивающихся событий. Террор ИГИЛ многократно увеличил и без того значительную миграцию на Север. Если не остановить этот процесс, Запад рискует если не раствориться национально, то рухнуть экономически и социально. Европа объективно не сможет применят высокий социальный стандарт для всех переселенцев. И выходов может быть три. Первый - отменять социальный стандарт и забыть все смыслы, с которыми ассоциируется слово "Запад". Второй - изолировать приезжих, значительно ограничить их права, фактически содержать в гетто. Третий - не допустить их проникновение на территорию Европы. Пока западные лидеры склонны декларировать третий путь, но до конца не знают, как его осуществить. Делаются попытки воевать с ИГИЛ силами иракской армии и авиации, которые не приносят практического результата. В этом смысле вступление России в конфликт против ИГИЛ на руку Европе. При участии российских войск они могут рассчитывать на локализацию зоны конфликта и снижению потока беженцев. Насколько это выгодно России сказать сложно. С одной стороны, ИГИЛ заявляет о России, как стране с которой необходимо вести войну, существует реальная угроза прорыва исламистов на территорию Средней Азии. С другой стороны любая война предполагает жертвы. Мы уже не говорим об экономических убытках, которые Россия собирается нести во время кризиса своей экономики. Нельзя забывать и фактор санкций, которые не собираются отменять даже сейчас, поэтому рассчитывать на "ленд-лиз" не приходится. Таким образом, на данный момент существует больше вопросов чем ответов. В политическом процессе война часто используется  качестве оправдания неудач внутренней политики. Полагаю, что истинные причины участия России надо искать именно здесь. По материалам Imperor.net

Написать комментарий 0 комментариев

Рейтинг@Mail.ru