17:13 | 20.10.2015 г. | Ystav.com

Война в Сирии: прибыли и убытки

Говоря о войне в Сирии, одни рассуждают о том, какие она несет для нас геополитические выгоды, другие - указывают на связанные с ней огромные расходы. Я же попробовал оценить операции российских войск в Сирии с максимально циничной точки зрения, сведя итоги боевых действий в виде отчёта о прибылях и убытках 3а     Ввязываясь в Сирийскую мясорубку, Россия преследовала несколько очевидных целей: Создать повод для возобновления отношений с западом - «давайте начнём дружить против ИГИЛ и забудем (хотя бы на время) Крым, Украину и сбитый Боинг, а вместе с ними - санкции». Поднять градус напряжённости на Ближнем Востоке и поддержать этим падающие котировки нефти. Обкатать новые типы вооружений в реальных условиях и показать, что российская армия вполне боеспособна. Нанести решительный удар по международному исламскому терроризму в лице ИГИЛ (в редких перерывах между ударами по сирийской оппозиции). Поддержать политического зомби Башара Асада, в перспективы которого не верит даже он сам. Отмена санкций - главный приз в этой игре. По подсчётам министерства экономики Россия потеряла из-за санкций примерно $50 млрд. за год, то есть каждый день санкций обходится нам минимум в $137 млн. Западные аналитики считают, что потери РФ на самом деле больше в разы, но каждая сторона заведомо старается приукрасить свои успехи, поэтому лучше остановиться на минимальной цифре. Второе место занимает нефть. РФ добывает 10,8 млн. баррелей в сутки и, соответственно, каждый дополнительный доллар к стоимости нефти приносит российской экономике $10,8 млн. в день - здесь тоже есть за что побороться. В поигрывании мускулами я особого смысла не вижу - нас уже давно никто не хочет победить, а из соседей в военном отношении нам страшен только Китай. Впрочем, китайцы нашли более простой способ получить доступ к природным ресурсам РФ - наше правительство и так из кожи вон лезет, чтобы продать Китаю нефть и газ ниже себестоимости. 1   Торговать вооружением под санкциями нам, скорее всего, будет трудно. Впрочем, с советских времён и до сих пор наша бизнес-модель состояла в том, чтобы дать оружие очередному диктатору в долг, объявить населению о грандиозных будущих барышах, а потом тихо списать долг «братскому народу».Больше прочих мне понравилась идея побомбить ИГИЛ.  Борьба с исламским фундаментализмом это здорово, вопрос только в адекватности применяемых методов. Последний пункт программы - спасение Асада - не хочется даже обсуждать, ничего хорошего его не ждёт. Просто напомню, что, по странному стечению обстоятельств, с друзьями России обычно происходят крайне неприятные вещи. Не верите мне - спросите у Хуссейна и Каддафи. Объявить кого-то другом и союзником России - всё равно что чёрную метку вручить. Итак, на кону Сирийской операции стоят санкции, нефть и ИГИЛ. Всё остальное - сомнительно. Теперь давайте считать.

Прибыли

Сирия: Путин и Обама

Сейчас уже абсолютно очевидно, что никакие санкции с РФ не снимут и никто с нами за стол переговоров садиться не хочет: Во-первых, среди западных политиков почему-то не оказалось нужного количества наивных дураков, Во-вторых, бомбить нужно было ИГИЛ, а не оппозицию, что только усилило противоречия с западом, В-третьих, все прекрасно понимают, что 50 самолётов не способны принципиально изменить баланс сил в регионе. По статье «снятие санкций» наши доходы равны нулю. С нефтью дела обстоят несколько лучше. С момента официального начала операции (30 сентября 2015 года) нефть действительно начала дорожать. Нельзя точно связать рост цен с вмешательством РФ в сирийский конфликт, но допустим, что так оно и есть и щедро зачислим все дополнительные доходы на наш счёт. 30 сентября баррель стоил в среднем $48,37. Если очень грубо посчитать разницу между этой суммой и котировками нефти в последующие дни, а затем умножить на ежедневный объём добычи, то мы получим примерно $278 млн. дополнительных доходов за период с 1 по 16 октября. Выглядит неплохо, хотя и непонятно, есть ли в этом заслуга российских военных.

Убытки

Сирия расходы на военную операцию Теперь о том, каковы затраты на военную операцию: Сейчас на военной базе РФ в Сирии находится примерно 50 летательных аппаратов разного класса и 1 500 военнослужащих. Солдаты охраняют базу, а самолёты делают по разным данным от 20 до 60 боевых вылетов в день. В среднем - около 40. Самые дорогие из используемых самолётов - Су-35, каждый стоит от $30 до $50 млн. в зависимости от комплектации. Вертолёты гораздо дешевле - $3 млн. за штуку. Мы ещё не теряли технику (сбитый турками беспилотник - не в счёт), так что вносить их в список расходов пока не будем. Сейчас самая большая статья расходов это боеприпасы. Удары наносятся при помощи корректируемых авиабомб КАБ-500, а также высокоточных ракет класса «воздух-поверхность» Х-29Л, плюс всё остальное по мелочи. 1   Наши бомбы и ракеты дешевле американских в 3-4 раза, но всё равно стоят около $50 000 за штуку. На Су-34 и СУ-24 можно подвесить до 6 бомб КАБ-500, но вряд ли в Сирии много целей, которые требуют вылетов с боекомплектом «под завязку», кроме того, российская авиация использует и более дешёвые, неуправляемые боеприпасы - например, БЕТАБ-500, ФАБ-500, поэтому будем считать, что на один боевой вылет уходит боеприпасов примерно на $200 000. В день получается солидная сумма - $8 000 000. Следующая по величине статья расходов - авиационное топливо. Одна заправка Су-35 это 11 тонн горючего, которое, вероятнее всего, пришлось забрасывать в Сирию морским путём. Вместе с прочими техническими жидкостями затраты на топливо могут доходить до $400 000 в день. У военной техники есть ресурс, который она быстро вырабатывает, требуя ремонта и обслуживания, поэтому на каждый час эксплуатации истребителей дополнительно приходится от $5 000 до $10 000 затрат. Если брать по нижней планке, то в сумме получится до $200 000. Персонал - 1500 человек, которым требуется питание, обмундирование и зарплаты - это ещё минимум $100 000 в день. Итого, только переменных расходов почти на $9 млн. в день, не считая затрат на поддержание инфраструктуры военной базы, сооружений, автомобильной техники и переброску всего необходимого десантными кораблями. Если вычесть все эти расходы из доходов от подорожавшей нефти, то мы остались бы в плюсе на $134 млн. «Остались бы», если бы мы не учитывали стоимость салюта ко дню рождения Путина. 7 октября Каспийская флотилия выпустила по Сирии 26 крылатых ракет 3М14 ракетного комплекса «Калибр», стоимость которых составила $52 млн. В сухом остатке мы имеем $82 млн. за три недели. Если потеряем хотя бы пару самолётов (а Саудовская Аравия уже начала снабжать оппозицию средствами ПВО), то этот небольшой плюс быстро превратится в минус. На фоне оборонного бюджета в $51,8 млрд. расходы по $9млн. в день выглядят несущественными, поэтому вряд ли кто-то задумается об экономии. ИГИЛ Сирия: джихад-мобиль ИГИЛ Но, может быть, мы хотя бы нанесли ИГИЛ непоправимый урон? Нет, вряд ли. Я посмотрел информационные сводки нашего минобороны об уничтоженных объектах ИГИЛ. В переводе с военного языка на русский они звучат не слишком впечатляюще: «удару с воздуха подверглись ремонтные мастерские, где проводились работы по восстановлению бронированной техники и установке на автомобили высокой проходимости минометов, крупнокалиберных пулеметов, а также зенитных установок» - мы разбомбили гараж. «воздушным ударом уничтожили командный пункт одного из крупных отрядов группировки ИГИЛ» - уничтожена палатка с рацией. «бомбардировщики Су-34 уничтожили подземные фортификационные сооружения террористов ИГИЛ, объект имел разветвленную сеть подземных ходов, которые позволяли боевикам скрытно появляться в разных районах города» - шарахнули по канализации. «уничтожен передовой пункт снабжения бандформирований, с которого боевики обеспечивались боеприпасами, продовольствием и топливом» - сожгли сарай. «в результате двух ударов лагерь и вся тренировочная инфраструктура уничтожены» - снесли палатки, погнули турники. «в результате применения авиабомбы командный пункт террористов и два находившихся рядом с ним грузовых автомобиля, оснащенных зенитными установками, были уничтожены» - взорван сарай и две Тойоты. Каждая из этих целей - сарай из картона и палок, несколько палаток, пара старых пикапов, немного ржавых «калашей» и чуть--чуть бесплатного исламистского ливера - стоит сущие копейки по сравнению со расходами на боевой вылет и боеприпасы. Бомбить такое - всё равно что стрелять из пушки по воробьям. Самое дорогое из уничтоженного в Сирии авиацией РФ - это техника. Всего с начала операции было уничтожено около 70 единиц техники, из которой примерно 3/5 это пикапы с пулемётами и БТР, а 2/5 - захваченные боевиками старые советские танки Т-55, которые СССР поставлял Сирии. Новый танк Т-90 стоит $2,3 млн., а старый Т--55 - едва ли половину от этой суммы. Значит, за всё время мы уничтожили сирийских танков примерно на $15-20 млн. при затратах в $140 млн. При этом не стоит забывать, откуда у боевиков взялась бронетехника: это захваченные у правительственных войск танки, которые СССР когда-то поставлял Сирии в кредит. Как вы помните, долги Сирии недавно были списаны, то есть никто, кроме нас, за эти танки сроду не платил. По сути дела, сейчас мы в Сирии уничтожаем свою собственную технику, тратя на её уничтожение в пять-десять раз больше, чем она стоит. Опять мы всех переиграли. Резюме: ни одна из геополитических задач РФ в Сирии не была решена, результат околонулевой, перспектив для серьёзных прорывов нет. Единственное, на что годна операция в Сирии - отвлекать внимание от провала проекта «Новороссия».
Вадим Жартун

Написать комментарий Count

Рейтинг@Mail.ru