14:04 | 26.10.2015 г. | Ystav.com

Война без названия. Политолог Сергей Мошкин об участии России в сирийской войне

Смысл российского участия в сирийском конфликте еще более затуманился - Считает Сергей Мошкин

Своими мыслями по поводу причин, подвигнувших Кремль на военное вмешательство в сирийские дела, и возможных последствий этого вмешательства для России поделился в социальных сетях доктор политических наук, главный научный сотрудник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук, известный уральский политолог Сергей Мошкин 1   - Официальные российские власти не называют участие воздушно-космических сил и кораблей Каспийской флотилии РФ в сирийском конфликте вмешательством в гражданскую войну этой ближневосточной страны. Действия российских военных в Сирии в устах политиков РФ вообще не имеют, по крайней мере пока, своего устойчивого названия. В зависимости от адресата - мировое сообщество или внутренний российский потребитель - используются различные эпитеты: «сдерживание ИГ», «борьба с международным терроризмом», «помощь сирийскому народу», «защита национальных интересов», «превентивный удар» - Говорит Сергей Мошкин.

Какие цели преследует Россия?

Между тем подобная смысловая размытость не только не снимает, но, напротив, провоцирует задаться главным вопросом: какие цели Россия преследует в Сирии, наращивая там военную группировку? Поначалу могло показаться, что цель российских авиа- и морских ударов - поддержать режим Башара Асада. Ведь именно на его официальную просьбу помочь в вооруженной борьбе откликнулось российское руководство. Однако позже, когда российской стороне стало ясно, что сохранение режима Асада неприемлемо для большинства ведущих государств мира, риторика изменилась. Уже 18 октября, то есть спустя всего три недели после начала боевых действий российских ВКС в Сирии, российский премьер Дмитрий Медведев сделал заявление, что сохранение Асада у власти - непринципиально для Москвы. А президент Владимир Путин, в свою очередь, на встрече с высшими офицерами ВС РФ 20 октября в Кремле заявил, что своими действиями в Сирии Россия наносит превентивный удар по международному терроризму. Смысл российского участия в сирийском конфликте после этих двух заявлений еще более затуманился. Превентивный удар мог быть в какой-то мере оправдан, если бы были представлены неопровержимые доказательства близкой и неизбежной вооруженной агрессии противной стороны, угрожающей существованию Российского государства. Но таких сведений, как известно, представлено не было. В актуальной повестке их просто не существует. Политическая задача - спасти президента Асада, - как выяснилось, для Кремля тоже непринципиальна. Что же остается? Остается непреложным факт, что Россия вмешалась в гражданскую войну в Сирии и оказала вооруженную поддержку одной из многочисленных противоборствующих сторон. И это сопряжено с возможными неприятными последствиями для самой РФ, главной из которых остается угроза увязнуть в этом конфликте.

Возможные неприятные последствия

В чужую гражданскую войну легко втянуться, но крайне сложно выйти из нее. Во-первых, как бы то ни было, российские войска сейчас воюют на стороне Асада, что, как уже отмечено, неприемлемо для большинства ведущих государств. Именно поэтому, кстати, американцы не хотят выстраивать союзнических отношений с Россией в борьбе против ИГ. Режим Асада представляется им большей угрозой в этом регионе, нежели распространение «Исламского государства». Поэтому они не хотят, даже косвенно, продлевать время его существования. Это значит, что Москва - единственная, кто поддерживает Асада, но не имеет при этом дипломатической поддержки своих усилий на международном уровне и обречена воевать в Сирии против всех противников Асада, коих великое множество. Во-вторых, как показывает опыт иностранного вмешательства в гражданские войны тех же африканских стран, противоборствующие стороны, которые воевали до этого по принципу «все против всех», могут консолидироваться и выбрать главным объектом своих атак личный состав, технику и объекты военной инфраструктуры этого иностранного государства. Выступив на стороне Асада в сирийской гражданской войне, российские войска волей-неволей стали заманчивой мишенью для всех противников режима Асада. Факты объявления войны России со стороны тех или иных воюющих группировок уже известны. Кроме того, повысилась угроза осуществления террористических «актов мести» на территории самой РФ. Если события будут развиваться по этому сценарию, что вполне вероятно, это вынудит руководство и военное командование России наращивать масштабы военного присутствия в Сирии, в том числе за счет сухопутного контингента, расширять театр военных действий и интенсивность боевых операций, что само по себе приведет к эскалации конфликта и многочисленным жертвам - как со стороны мирного населения, так и комбатантов. 1в   Это будет означать втягивание Москвы в войну, которой пока нет названия. Это путь в никуда. Гражданская война в Сирии не остановится, а примет лишь более летальный характер, но и режим Асада не удержится. Его просто невозможно будет удержать исключительно на российских штыках. Даже если представить себе, что в недалеком будущем ООН или другие международные организации предпримут действенные меры по урегулированию конфликта в Сирии, в списке миротворцев Москвы не окажется. Своими бомбовыми и ракетными ударами по сирийской территории Россия сама себя вычеркнула из этого будущего списка.

Первым делом нужно придумать название для войны

И еще одно обстоятельство, о котором следует помнить. Вряд ли стоит рассчитывать, что российское общество примет сирийскую авантюру как праведную войну. Слишком живы еще в памяти горькие воспоминания о войне в Афганистане. Будет крайне затруднительно объяснить нынешним россиянам, почему, когда не хватает денег на зарплату учителям, страна выбрасывает миллионы на непонятную войну, и почему их дети должны погибать в далекой Сирии, которую и на карте-то показать может далеко не каждый. Потому-то власти и пытаются найти сегодня подходящие слова, чтобы убедить население, что воевать в Сирии очень правильно и крайне необходимо. А для начала российскому руководству надо как-то назвать саму эту войну. Но вот даже с этим проблема. - Считает политолог Сергей Мошкин

Написать комментарий 0 комментариев

Рейтинг@Mail.ru