19:37 | 25.01.2016 г. | Ystav.com

Валерий Савельев: путь нетрудовой славы

Известный Свердловской области директор строительного холдинга AVS Group Валерий Савельев, являющийся одним из наиболее активных членов фракции "Единая Россия" в регионе, имеет как насыщенную политическую жизнь в настоящем, так и богатое политическое прошлое. Правда вот в карьере его хватает и тех страниц, о которых он бы предпочел не вспоминать никогда.

История громкая, но не получившая достойного резонанса, произошла в 2011 году. Тогда намечались выборы главы Сысертского Городского округа. Борьба намечалась интересная, честная, и политическая гонка обещалась быть не менее напряженной, чем президентская в США. Но, благодаря усилиям Валерия Савельева, весь политический азарт и реальность быстро сошли на нет, уступив место привычному уже фарсу. Тогда за пост мэра боролись Максим Серебренников и Вадим Старков. И все было так, как это должно быть на выборах. Правда недолго. Очень скоро на Серебренникова началось давление, полное беззакония и откровенного беспредела. Валерий Савельев Несмотря на множественные угрозы и на всю происходящую, называя вещи своими именами, жесть, Серебренников все же не побоялся позднее поведать общественности о том, что происходило в то непростое время и в те непростые выборы. Фрагменты интервью разошлись по сети широко. Тут есть все - подкупленная и подконтрольная полиция, сильный "серый кардинал" на стороне Старкова, который готов идти на беззаконие в поддержку своего протеже. И, собственно, пошел на беззаконие. Человеком, продвигающим Старкова в мэры Сысерти, и был Валерий Савельев. Давление на Максима Серебренникова оказывалось со стороны множества разных лиц, однако ключевые разговоры проходили именно с Савельевым. Устав.ком приводит фрагменты интервью. Это выборка, без упоминаний некоторых мрачных эпизодов с угрозами заведения уголовных дел на третьих лиц, угроз, и многого другого:
Уже на выходе из полпредства мне позвонил Валерий Савельев  (глава AVS-групп, депутат палаты представителей. – прим. ред.) и сказал, что надо встретиться. Я приехал к нему. Он сказал мне: «Мы должны решить с вами наш вопрос».
 
- У Савельева вообще заметная роль в этой кампании. Мы писали, что он финансировал вашего конкурента Старкова, поскольку гарантировал это во время покупки Уральского завода гражданской авиации. Та ваша встреча была первой?
 
- Нет, Савельев уже встречался со мной недели за две до дня голосования. Он говорил, что все очень серьезно, что надо сняться в пользу Старкова. В обмен предлагал место какого-нибудь заместителя.
 
- С гарантиями?
 
- Какие могут быть гарантии? Только словесные. Ну и еще обещали показать такой компромат на меня, увидев который я тут же приму правильное решение, снимусь. Намекали на уголовные дела, но я-то знаю, что за мной ничего подобного нет. Мне же прямо сказали, вот мы сделаем, и ты увидишь.
Максим Серебреников
 
- Как Савельев мог делать подобные предложения? Он же единоросс, а у партии в тот момент был свой официальный кандидат – Рощупкин.
 
- Объяснение было бессвязное. Я спрашивал, как он может поддерживать не члена партии, а в ответ мне только улыбались: «Вот принято такое решение, нам это нужно». Вроде как членство в партии никого и не волнует, а средства для победы будут выделены без ограничений.
 
- Кто это «мы»?
 
- Просто «мы». Он обещал принять некоторые решения, которые я замечу. И на следующий день после разговора меня вычеркнули из кадрового резерва «Единой России». Может быть, это было и совпадение, но очень странное.
 
- А потом позвонил и спросил, заметили ли результат?
 
- Не звонил, на следующей встрече было сказано, что это только начало. Они знали, насколько мне, человеку, отдавшему партийной работе много лет, будет неприятно.
 
- Получается, что решения о приеме и исключении из кадрового резерва «Единой России» принимает Савельев?
 
- Выходит так. Мне было сказано, что будет вложено столько денег, что любая борьба бесполезна; что на выборы приедут люди из Екатеринбурга, из Перми и будут работать на Старкова. В дни голосования мой штаб это зафиксировал, мы подавали несколько десятков заявлений в милицию о массовых подкупах избирателей: есть и видеозаписи, и аудиозаписи.
 
- Какая сумма предлагалась за Старкова?
 
- Зафиксировано, что предлагались и деньги, и алкоголь. Во время досрочного голосования платилось 350 рублей за голос, потом было 500 рублей, а в день выборов – до 1 тыс. рублей.
 
- А зачем это нужно Савельеву?
 
- Я спросил об этом, и мне сказали, что какие-то большие люди хотят победы именно Старкова. Что за люди – не знаю.
 
- Вы отказались сниматься?
 
- Когда мне было предложено стать замом у Старкова, я честно сказал, что не верю ему, потому что перед выборами мы договаривались не совершать никаких выпадов друг против друга, и он слово не сдержал. Я сказал Савельеву, что готов разговаривать о взаимодействии только под его личные гарантии. Он взял время подумать над этими гарантиями, но на следующий день против меня вышла газета, явно поддерживающая Старкова, в которой мне нанесли личные оскорбления. Не хочу их даже пересказывать.
 
Днем, когда позвонил Станкевич (советник Савельева. – Прим. ред.) и пригласил на встречу обсуждать эти гарантии, говорить с ними было уже не о чем. Я спросил, как можно выпускать подобную грязь в тот момент, когда мы находимся в переговорах, и Станкевич принялся рассуждать, что листовки – это предвыборная лирика, а мы вот занимаемся делом. Тут я вспылил и отказался – на этом переговоры закончились.
 
- Хорошо, но после встречи с Островским вы снова встретились с Савельевым.
 
- Да, мы обсудили выборы. Кстати, у меня есть запись и этого разговора, и других встреч, о которых я вам рассказываю.
 
Меня спросили, сколько я потратил на кампанию, предложили компенсацию. Но я шел на выборы не для того, чтобы торговать креслом главы, меня интересовало решение проблем избирателей моего района, и раз уж под таким нажимом мне приходилось отказываться от своих планов, обещаний данных избирателям, я просил дать возможность выполнить хотя бы часть своих проектов. Тем более, что ГФИ обещал поддержку и участие в государственных управленческих программах. Обо всем этом я сказал Савельеву, он встал, вышел позвонить и сказал, что вопрос будет решен завтра после 19 часов. Но мне этот вариант не подходил – комиссия подводила итоги выборов в 18 часов, поэтому вопрос надо решать часов до пяти. На этом мы расстались, договорившись созвониться на следующий день, 5 марта.
 
- Созвонились?
 
- Нет, мне никто не звонил. Ни Савельев, ни Островский трубки не брали. В 17 часов я выехал в Сысерть, и без двух минут шесть, когда комиссия уже выходила на подведение итогов выборов, принес новое заявление, отменяющее предыдущее. Здесь началось…
 
- Что?
 
- Мне позвонил ГФИ, сказал: «Ты не представляешь, что ты сделал!» Были требования, чтобы я немедленно вернул заявление о снятии. Я ему напомнил о наших договоренностях, о том, что мне никто не предложил варианта решения. Для себя я понимаю, что меня хотели просто обмануть. Он мне ответил: «Ты думаешь, что у меня кроме тебя других дел нет?»
 
- Предупреждал о чем-нибудь?
 
- Я услышал, что совершил непоправимую ошибку. Потом началось самое интересное. Милиция, представители группировки «синих» ездили по району, заставляя людей писать заявления о фактах подкупа в мою пользу. Они просто заходили в дома, не представляясь, забирали людей в отделение, несколько часов добивались нужных показаний. В некоторых случаях доходило до стрельбы. Я уже был главой района и получал десятки жалоб от жителей с требованием прекратить этот произвол. Мне надо было на них реагировать – я обратился в УФСБ.
 
- Там была реакция?
 
- Да, мне сообщили, что этот вопрос не относится к компетенции ФСБ, и передали мои материалы в прокуратуру. Там возбудили уголовное дело.
 
- На семье ваш отказ как-то сказался?
 
- И на семье тоже. 8 марта моей теще позвонили и с ходу сказали: «Сейчас за вами приедем, отвезем в ГУВД для допроса». На вопрос, что же случилось, ответили: «Там и разберемся». Теще 64 года, ей стало плохо, пришлось вызывать «скорую», и врачи честно нам сказали, что повезло – опоздай они на пять минут, уже не спасли бы. Дома был еще и годовалый сын, который просто уревелся.
 
Такого цинизма со стороны правоохранительных органов я никогда в жизни не видел. Прийти в праздник, решив, что есть какие-то вопросы к моей теще.
 
- У вас с тещей был какой-то общий бизнес? Может быть, что-то из вашего бизнеса на нее зарегистрировано?
 
- (удивленно) Моего? Нет, никогда. У нас нет общих дел, кроме воспитания внука.
 
 - Милиционеры-то приехали?
 
- Да, оцепили дом, несколько часов длилась осада. Но у них не было никаких документов, подтверждающих право зайти к нам… А потом тещу увезли на «Скорой», и этот эпизод закончился.
 
- Начались суды.
 
- Да, мне сразу сказали, что надеяться на суды бесполезно. К тому моменту уже было сознательно создано негативное отношение ко мне. Уже возбудили надуманное уголовное дело по факту подкупа, и я знаю, как его пытаются расследовать, с давлением на людей.
 
Еще «помогла» областная избирательная комиссия. В Сысерть приезжал председатель Мостовщиков, и после его приезда в районной комиссии исчезли документы по нескольким участкам. Те самые документы, что сейчас рассматриваются в судах. С нас брались объяснения, а потом выяснилось, что они находятся в областной комиссии. И именно после того, как их вернули из облизбиркома, в документах были найдены нарушения, по которым сейчас и устроено судилище.
 
Попытка обвинить меня в подкупе в суде была отвергнута, никакого подкупа не было, свидетелями против меня выступали агитаторы Старкова. Но мне сказали, что решение все равно предопределено – там как раз прошло совещание полпреда с единороссами.
 
- После него вас исключили из «Единой России».
 
- Да, и сделали это специально, чтобы создать нужный фон для судов, мол, есть некая государственная позиция в отношении меня. Мне говорят, что это была инициатива Савельева.
валерий савельев
С тех непростых времен прошло вот уже пять лет. Можно сказать, что на данный момент итог умеренно-благополучный: Максим Серебренников трудится в Законодательном Собрании Свердловской области, и ему больше не угрожают и не прессуют.

А вот что менее благополучно, так это то, что Валерий Савельев не только смог выйти в той ситуации победителем - сделав-таки Старкова мэром Сысерти, но и при этом к нему не возникло никаких вопросов ни у представителей власти, ни у правоохранительных органов. Выходит, Савельев из тех, чье жизненное кредо - и рыбку съесть, и на самокате покататься.

 

Написать комментарий 0 комментариев

Рейтинг@Mail.ru