21:52 | 19.10.2015 г. | Ystav.com

Спонсор нашего губернатора Алексей Бобров дал интервью

Алексей Бобров, человек, которого многие считают спонсором губернатора Евгения Куйвашева и одновременно выгодополучателем от бюджета Свердловской области, дал интервью изданию "Деловой квартал" 1   Алексей Бобров - яркий пример, того как можно стать олигархом, имея всего двух нужных знакомых - в Москве и в Тюмени. Алексей Бобров родился 22 января 1968 года в Екатеринбурге. В 1993 году окончил Свердловский юридический институт по специальности «Правоведение». До 1999 года перекладывал бумажки в адвокатской конторе в качестве мелкого клерка. В 1999 году познакомился с ТЕМ С КЕМ НАДО и понеслось. В 1999 Алексей Бобров был назначено из тесного кабинета служащего в юридической фирме сразу заместителем генерального директора Главного агентства воздушных сообщений гражданской авиации Федеральной авиационной службы России (Москва). Никого не смутило то обстоятельство, что Алексей Бобров ни имел никакого отношения к авиации. Дальше все пошло еще круче. 1 марта 2003 года Алексей Бобров был назначен первый заместитель генерального директора ОАО "Тюменьэнерго", в мае 2003 года Алексей Бобров стал генеральным директором ОАО «Тюменьэнерго", в которую входило и ОАО "Курганэнерго" (это, чтобы было понятно, откуда взялись интерес, который Алексей Бобров испытывает к Кургану. Энергетики, проработавшие всю жизнь в системе "Тюменьэнерго" хватались за голову, когда слушали выступления своего нового генерального директора. Алексей Бобров путал амперы и гигакалории, что вполне простительно для человека, который ничего не знал ни про электричество, ни про тепловые станции. Незнание предмета не помещало гениальному управленцу распродать на куски "Тюменьэнерго" и "Курганэнерго" 11 января 2005 года Алексей Бобров, после ликвидации тюменской энергетической компании, был назначен генеральным директором ОАО «Межрегиональная распределительная сетевая компания Урала и Волги (МРСК)». В марте 2009 года оставил пост генерального директора МРСК Урала и уехал из страны. В Свердловской области Алексей Бобров появился после назначения Евгения Куйвашева губернатором в качестве австрийского бизнесмена - инвестора. Как австрийский бизнесмен Алексей Бобров купил для губернатора Евгения Куйвашева ресурс Ура. РУ и сделал немало других добрых для губернатора дел. Алексей Бобров с декабря 2012 года председатель попечительского совета хоккейного клуба «Автомобилист». С февраля 2013 годв президент хоккейного клуба «Автомобилист». Член совета директоров банка «Агропромкредит». Член совета директоров ООО «Корпорация СТС». 3а  

Ну а теперь обещанное интервью

Что Алексей Бобров рассказал «Деловому кварталу»?

— Честно — не знаю, какую должность вам приписать. Журналисты называют вас олигархом — с разными добавлениями: хоккейный олигарх, энергоолигарх, любимый олигарх губернатора. Это про вас вообще? — Олигарх — зверь редкий, из Красной книги, надеюсь, все олигархи у руководства страны наперечет. И надеюсь, я в их число не вхожу. — Тогда кто вы? — Я — временно не работающий. В 2009 году успешно завершил работу на государство, с тех пор не могу трудоустроиться. Единственным моим местом работы является хоккейный клуб «Автомобилист», но это, скорее, общественная нагрузка. Больше у меня никаких трудовых отношений ни с кем нет. При этом я получаю очень приличные доходы, честно исполняю свой священный долг перед государством и обществом и плачу большие налоги в Курганской области. Надеюсь, по этому поводу ко мне нареканий нет. — Не можете трудоустроиться — это шутка такая? — Да не то чтобы шутка… Я, конечно, не особо пытался, но этот статус меня вполне устраивает. Не надо никому вредить и отягощать собственным присутствием. — Получается, ваше последнее официальное место работы — государственная компания МРСК. Шесть лет назад вы ушли из нее и как-то сразу стали крупным бизнесменом. Поделитесь, как у госслужащего образуются такие капиталы? — Напомню, что я работал в момент, когда было позволено совмещать должность в государственной структуре и собственный бизнес. За время работы в МРСК скопились некоторые идеи, интересы, возможности, которые мне удалось реализовать после. — Это вы про что? Про акционерные отношения или про человеческие? — Про дружеские, партнерские. — Владельцем каких бизнесов вы сейчас являетесь? — Скорее, я являюсь заинтересованным лицом, бенефициаром в некоторых проектах. Детально их перечислять не имеет смысла. — Это немного непривычная позиция. Сейчас, напротив, многие владельцы разнонаправленных бизнесов стараются сделать свою структуру понятной и прозрачной. А вы не хотите даже основные активы перечислить. — Почему не хочу? Если у кого-то возникает интерес, то мы разговариваем на эту тему. Я что, должен подходить к каждому и говорить — А давайте я расскажу, чем владею? У всех вообще-то свои дела есть. Вся информация открыта, доступна, все органы подсматривающие, контролирующие, подслушивающие в курсе. — Энергоактивы какие у вас сейчас? — Перечисление юридических лиц вам, наверное, ничего не дает. Всего у нас порядка 3,5 миллиона потребителей, электроэнергии продаем на 70 миллиардов рублей. Это достаточно большая компания, в совокупности там трудится 25 тысяч человек. — Если нет смысла перечислять юрлица, назовите тогда любимые детища среди ваших бизнесов. — Мне очень нравится то, чем мы занимаемся в Курганской области — возрождаем старинное старообрядческое село Мальцево. После всех наших перестроек, ускорений, там украли почти все. А сегодня мы собираем рекорднейшие урожаи, люди получают зарплаты, строятся дома, открываются магазины, и село живет. Вот это интересный, красивый, эффектный и эффективный, с моей точки зрения, проект. — Неожиданно. А как к вам этот проект попал? Это бизнес или социальная нагрузка? — В этом селе с 1990-х и вплоть до 2005 года только крали. А когда стало понятно, что красть больше нечего, жить не на что, в полях вместо хлеба растут березки, Олег Богомолов — на тот момент курганский губернатор — попросил нас вдохнуть жизнь в это прекрасное старинное российское село. Мы с радостью восприняли это предложение, поблагодарили за высокое доверие и честь и взялись за дело. — То есть все же социальная нагрузка. Что вы увидели, когда приехали на место? — Все, что можно увидеть в любом месте, где люди ничего не делали последние 15 лет. Запустение, разруху. Единственное — музей не разворовали. А больше ничего не было. — Что нужно было сделать в первую очередь? — Распахать поля, внести удобрения, купить солярку, посеять, убрать, продать, заплатить зарплату, заплатить налоги, отремонтировать садик, клуб, школу, свет провести на ферму… — А есть еще проекты, которые греют? — Есть хороший санаторий в Железноводске, красивейшее место, тоже приносит достаточно много радости, очень приятно общаться с людьми, когда они говорят, что реально поправили здоровье, очень хорошо отдохнули, восстановились. И возвращаются к нам вновь. — Говоря про Мальцево, вы сказали, что вас об этом губернатор попросил. Насколько часто подобные просьбы возникают? — Ну, это не совсем просьбы, это нормальный цивилизованный диалог. На самом деле, постоянно что-то подобное возникает. Недавно мы стали развивать село Сажино в Артинском районе, там более 2 процентов пахотных земель Свердловской области. — А как вам поступают такие поручения? На совещаниях? Или по электронной почте? — Нет, я на совещания не ходок. Компьютером тоже пользоваться не умею. Ну так, чаю выпили, поговорили… Приходишь со своими вопросами, а уходишь с портфелем поручений.   — ХК «Автомобилист» — это из того же портфеля поручений? — Это было взвешенное, тактичное предложение губернатора Куйвашева, которое я не счел нужным отклонять. — А вы все предложения принимаете или что-то отклоняете? — Обычно делают такие предложения, которые не отклоняют. — А от таких предложений есть какие-то эмоции? — Я вообще-то просил художественную гимнастику. А мне дали хоккей. Потому что по художественной гимнастике уже другие люди работают. — Когда вы пришли впервые в «Автомобилист», что вы увидели? — То же самое, что и в деревне Мальцево — украдено все. — Включая игроков? — Украдена зарплата игроков. — Перед вами стояла задача за короткий срок вывести команду в лидеры. Что было для этого нужно? Деньги? — Деньги, безусловно, необходимы, но главный вопрос — в ликвидации разрухи в головах. С моей точки зрения, это первое, что надо делать в любом проекте, — и неважно, хлеб надо сеять или в хоккей играть. — Вы профессионально меняете мозги людям? Как психотерапевт? — Да нет… Однажды была история — один начальник РЭСа украл всю электроэнергию. В деревнях обычно как? Кто комбикорм украл, кто электроэнергию, кто бензин, потом поменялись. Ну, я говорю: «Выгоните его с работы!» Он приходит и говорит: «А за что? Мне никто не говорил, что этого нельзя делать!» Вот, собственно, поговорили с ним, сказали, что нельзя. Так и в хоккее — надо коллективно сесть, договориться, для чего мы здесь. — Говорят, что большой спорт — это бизнес. А в чем бизнес? — Я не знаю, кто это говорит. Может, в Канаде, Америке не так затратно быть собственником хоккейного клуба. Но я не думаю, что на этом зарабатывают. Это не бизнес. — А как насчет статуса? Президент хоккейного клуба входит в узкий круг к Тимченко, Роттенбергам, другим уважаемым людям, которых на всю страну 20 человек. — Я готов отдать этот свой статус желающим. Что он такое? Я ж уже говорил, у меня статус временного не работающего человека. Вот он мне важен. 3б   — Мне говорили, что у вас был период, когда вы уезжали из России с тем, чтобы оставить бизнес на менеджеров и оттуда руководить… Но потом были вынуждены вернуться. — Нет, такого не было. Я не верю в дистанционное ведение бизнеса — по компьютеру, по скайпу и так далее. — А вы бизнесом за границей занимались? — Ну… заниматься бизнесом — это работать, проводить совещания… — Как в связи с кризисом изменился ваш бизнес, структура доходов, что страдает в первую очередь? — В связи с каким кризисом? — С текущим. — С моей точки зрения, кризис — это перманентное явление. Это все равно, что спросить — ожидается ли выпадение снега в связи с наступившей осенью. — Видимо, все-таки вы — олигарх, только олигархи не боятся в один момент все потерять. Неужели нет никакой корректировки стратегий, планов? — Я сейчас отвечаю совершенно откровенно, не пытаюсь иронизировать… Корректировка планов идет постоянно, что-то начинаешь, что-то откладываешь. Нет связи между надуманным явлением, о котором вы говорите, и каждодневным трудом, развитием… Хлеб как сеяли, так и сеем, солярку как покупали, так и покупаем, как зарплату платили, так и платим. — На ваших предприятиях работает 25 тысяч человек. И они наверняка страдают от того, что цены выросли… Покупательская способность упала.. — Это эмоциональное нагнетание. Я часто общаюсь с людьми. 95 процентов ходят в магазин, чтобы купить хлеб. А хлеб не подорожал в два раза. Да, наверное, подорожало шампанское Кристаль, дизайнерская одежда… Но 95 процентов населения это не касается. Они говорят: у меня и долларов-то нет, да они мне и не нужны. Я не говорю, что приветствую валютные скачки. Да, это эмоционально плохо, неприятно, кто-то отложил свой отпуск, не поехал в Турцию, а поехал в Крым. Но не надо сводить эту проблематику к людям, которые живут в пределах Бульварного кольца. — А почему у вас юридическое образование? Почему не истфак, или металлургический? — Я закончил спортивную школу, и у меня в аттестате нет ни одной четверки или пятерки. За месяц до окончания школы меня выгнали, и аттестат вообще случайно дали — директор помогла… В такой ситуации о каком УПИ может идти речь? Слава богу, что хоть в армию взяли. А в армии уже времени было достаточно, и за два года я все, что можно было прочитать, прочитал. И потом поступил уже на юридический. — Получается, вы хотели на юридический поступить. Но зачем? Преступников ловить? — Мама говорила: «Давай в юридический. Если не попадешься на взятке, не сопьешься, не залетишь на бабах, то у тебя все будет в жизни нормально». Подразумевалось, что я пойду потом в органы. Ну и мне было на кого смотреть. У меня мама училась в том же юридическом на одном курсе со многими руководителями правоохранительных органов, как страны, так и регионов. И я всех их видел, поэтому перспектива была совершенно понятна. — А вы с кем учились? — Опять же, кто не спился, не попался, не залетел, те судьи и прокуроры. Есть прокуроры субъектов, есть председатели судов. — Вы сравниваете свою карьеру с их? Кто круче? — Нет, не сравниваю. Мы видимся, с удовольствием болтаем, помогаем друг другу, перезваниваемся иногда. — Как вы, выпускник юридического, оказались в энергетике? — Мы дружили с института с Артемом Биковым, были партнерами по консалтинговому бизнесу, ну и вообще у нас с ним схожие взгляды на жизнь и развитие событий. И когда у него был призыв поехать в Сургут, он меня позвал с собой. — А если бы он поехал в Норильск или на КАМАЗ, то делом жизни стало бы что-то другое, не энергетика? — Да, вполне может быть. Для меня материальные блага далеко не на первом месте. Они, конечно, важны, и нечего тут лукавить, но главное все же — удовольствие. А если все делаешь с душой, интересно и весело, то, как правило, и деньги приходят. — Как вы дистанционно умудряетесь управлять многочисленными проектами? Тем более, если интернетом не владеете. — А я дистанционно и не управляю. Я разговариваю с людьми. Они ко мне приезжают, я к ним приезжаю. А по поводу интернета у меня своя точка зрения. Я убежден, что интернет не расширяет мир для человека, а, напротив, сужает возможности человеческого мозга. Интернет — очень хороший полезный инструментарий, но надо использовать его в мирных целях.

Написать комментарий 0 комментариев

Рейтинг@Mail.ru