19:07 | 17.11.2015 г. | Ystav.com

Представь, Женя

А кто из вас смог бы стоять на приеме, в тепле, в парадном пиджаке, лакированной обуви с микрофоном у лица?

Вот ты, Женя, мог бы стоять в черном пиджаке? А садиться в незнакомую машину? Ты один, а их там двое или трое. И тебя везут. Неизвестно куда. И неизвестно, кто там будет. И неизвестно, что там будут с тобой делать. Тебе кажется, что известно. А на самом-то деле неизвестно. И что тебе там подсыпят. И чего ты там выпьешь. А ты, Женя, в шёлковом галстучке. Ты, Женя, в белой рубашке. Ты, Женя, в «туфельках» на высокой подошве. У тебя, Женя, причёска. Ты блондин, Женя! Брюки тоненькие. Ты заледенел. А что они будут сейчас с тобой делать, ты не знаешь. Ты просишь текст перед выступлением и это максимум, о чём ты можешь просить. Ну дали тебе текст. Ну ты положил его в портфель, Женя. А этот портфель? Это что, сейф? Их трое, Женя, а ты один. Что ты должен с ними делать? Ты, конечно, профессионал, Женя, но что они придумают? Вон какие-то бабки недовольные стоят. Ты бы смог, Женя, увидев бабушек? И что будет, Женя, что будет, думаешь ты, думаем мы. Думают все вокруг – уйдёшь ли ты живой, Женя. А у тебя, Женя, замок в Германии. Простой такой замок… Допустим, пронесло, Женя, и тебя не отправили в отставку. Откуда ты знаешь, что будет через полгода. Сегодня у коррупции огромный инкубационный период, Женя. Вспомни Гайзера и Хорошавина! Их полгода прорабатывали! Тогда всё, что ты заработал, уйдёт адвокатам. Они живут всё лучше, а ты все режешь ленточки и конца этому нет. Перестань, Женя! Как ты можешь, Женя! Ты уже газету читаешь в минуты заседаний Правительства. Как бы ты ни уговаривал себя, Женя, что это временно, что ты ещё потерпишь и уйдешь на непубличной должность в Москву, это всё для дураков, тебе не уйти на повышение. Ты погиб, Женя. Этим историям, что ты сочиняешь, уже никто не верит. Никто не верит, что тебя мэр Москвы приютит. А ты, Женя, уже не можешь не врать. Это твоя главная болезнь. Ты сочиняешь и врёшь, а кому нужен сочиняющий и врущий губернатор? Тебя все выгонят, Женя. И, извини меня, пусть тебя это не обижает, но обязательно дойдёт до шефа твоего слух о твоём прошлом и образовании Женя. То ли «устав» сболтнет, то ли лучшая подруга расскажет. И она уйдёт от тебя, Женя. Я не хочу тебя огорчать, но она бросит тебя, Женя. В самый лучший момент, когда ты этого не ждёшь. И потом… ОПГ Женя! А время ушло. Тебе сорок два, Женя. Деньги кончились, костюм порван, кожа синяя, мешки под глазами новые. Тебе остаётся мусорный ящик, бутылка сивухи и публикации на «Уставе».
P.S. Все совпадения случайны.

Написать комментарий 1 комментарий

Nickolay Sozonov
Nickolay Sozonov

Жестко, но справедливо...

Ответить

Рейтинг@Mail.ru