00:16 | 20.05.2016 г. | Ystav.com

Почему похоронная мафия дерется на смерть за покойников?

Недавно во время майского уик-энда общественность потрясли сообщения о массовых беспорядках в Москве, которые не обошлись без жертв. Напомним, дельцы похоронного рынка фактически дрались на смерть за прибыли от покойников – вооруженные разборки за зоны влияния прошли прямо на крупнейшем в Москве Хованском кладбище.

По мнению политтехнолога и эксперта Центра европейско-азиатских исследований Алексея Бочарова, который провел расследование, связанное с похоронной мафией, в российской «похоронке» царят законы лихих 90-х.

«Формально погребением и ритуальными услугами может заниматься любой ИП, официально монопольны только кладбища. Но реально здешние modus operandi очень далеки от цивилизованного бизнеса. Даже коллекторы, из которых сейчас сделали проблему общероссийского масштаба, по сравнению с похоронщиками – белые воротнички», - отметил эксперт.

Одним из поводов для таких вооруженных конфликтов является выгодный рынок – всегда сбыт гарантирован. К примеру, каждый день в Хабаровске уходит из жизни 25-30 человек, в Ростове-на-Дону — 35-40. А в Москве за один месяц умирают около 10 тысяч человек, то есть это уже практически целый населенный пункт. Второй немаловажный фактор – рабочий материал, за который, кстати, платят не только родственники, но и государство, выделяя пособие на погребение. Кроме того, прибыльности бизнеса способствует крайнее моральное отчаяние, в котором пребывают клиенты похоронных фирм. Родственникам погибших просто не до разбирательств с ценниками, законами, правами и правилами.

По словам Бочарова, вся кладбищенская и связанная с ней инфраструктура управляется по неписанным коррупционным законам. Первый шаг – слив информации о смерти своим предпринимателям. Этим грешат купленные сотрудники «скорой помощи», дежурных частей полиции, даже Следственного комитета, когда дают направление в морг. Приговоры в отношении таких коррупционеров есть. Например, из недавних – вердикт Верх-Исетского суда Екатеринбурга в феврале 2016 года против капитана полиции, продавшего «служебную информацию о скоропостижной смерти жителя…». Но это даже не верхушка айсберга, а так, кончик верхушки…

Несмотря на то, что по закону выбор исполнителя услуг – это право исключительно родственников или другой стороны, которая за похороны платит, многие «похоронки» просто начинают оказывать психологическое давление, ведь они заплатили деньги за информацию, которая, кстати, на вес золото. Настолько дорога, что в противоправные схемы открыто вмешиваются даже чиновники. Например, в небольшом уральском городе несколько лет назад сити-менеджер своим постановлением «рекомендовал» местному ОВД незамедлительно информировать об умерших именно муниципальное похоронное агентство, хотя оно от других участников рынка ничем не отличается, разве что наглостью, и должно конкурировать на равных. После жалоб прокуратура и УФАС зарвавшегося главу администрации, конечно, поправили, но сама дерзость очень показательна.

Как пишет Бочаров в своем расследовании, следующий этап в криминальном бизнес-процессе – быстрее добраться до убитых горем родственников. Тут свои страсти. Похоронщики-бандиты выясняют отношения прямо у квартир и домов покойных, с рукоприкладством, битами, оружием. И по таким фактам тоже встречаются уголовные дела и приговоры. И тоже мизер в соотношении с реальностью.

После успешной обработки родных, кстати, в среднем развод на деньги варьируется от десятков до сотен тысяч рублей, в схему вступает кладбищенское начальство. Если фирма или ИП, обслуживающие похороны, его не устраивают, то опять возникает конфликт.

«Помню, года четыре назад в крохотном городе Дегтярск Свердловской области новая директорша муниципального кладбища придумала собственные могильные «разрешения», без них хоронить запрещалось. Реальный случай: привезли гроб, скончался ветеран Великой Отечественной войны, а директорша у могилы громогласно приказывает прекратить процесс! Обратно уносить?», - негодует Бочаров.

Похоронный рынок поделен очень жестко, есть лишь незначительные особенности по географии. Власть государства напрочь вытесняется преступными связями и договоренностями. Любые попытки поделить сферы воспринимаются очень агрессивно, болезненно и сопровождаются громкими скандалами. С совершенно непредсказуемыми последствиями. Известнейшее ныне дело мингосимущества Свердловской области (МУГИСО) о взяточничестве на бюджете к мундиалю-2018 выросло из резонанса на теме покойников.
Шумиху в СМИ осенью прошлого года спровоцировали коммерсанты из похоронного дома «Вознесение» в Екатеринбурге и потворствующие им чиновники того самого МУГИСО. Рассказывают, что нарезали земельный участок «Вознесения» так, чтобы только через него был доступ частных похоронщиков к зданию государственной судмедэкспертизы. Нехитрая монополия: чтобы воспользоваться обязательной госпроцедурой, заплати сначала в частный карман. Наглость взбесила частников. И они, не стесняясь, стали свозить трупы прямо к забору учреждения, а совсем отчаянные через забор перебрасывали мешки с телами. Последовало многообещающее наставление заместителя генерального прокурора Юрия Пономарева губернатору Евгению Куйвашеву: возмутительно, когда среди бела дня в центре региона трупы «штабелями укладывают»!

Прокурорские сначала перевели скандал с МУГИСО и покойниками в мирное, гражданское русло. Через суд установили сервитут на участок для проезда через частный похоронный дом, доступ к судмедэкспертам открыт. А параллельно, как рассказывают знакомые адвокаты и сыщики, надзорщики поручили оперативным ведомствам «покопать» организаторов схемы. Технические спецмероприятия и подарили, на мой взгляд, силовикам чудную коррупционную фактуру.

Следственные действия по массовой драке на Хованском кладбище  тоже могут иметь отложенный эффект. Эксперт отмечает, что увольнение заведующего кладбищем Юрия Чугуева – это далеко не единственное решение, которое придется принять мэру Москвы Сергею Собянину и главе столичного департамента торговли и услуг Алексею Немерюку.

Написать комментарий 0 комментариев

Рейтинг@Mail.ru