16:12 | 21.09.2016 г. | Ystav.com

Почему обесцениваются одномандатники

О некоторых последствиях избирательной кампании-2016 корреспондент Ystav.com беседует с политологом Алексеем Бочаровым.

- Сверхвысокий результат «Единой России» для многих стал неожиданным. В чем главная причина?

- Активный избиратель, входящий в условную категорию «рассерженных горожан», махнул рукой на эти выборы и просто не пошел голосовать. Ядро электорального протеста 2011 года нейтрализовано посткрымской эйфорией, ура-пропагандой, переносом сроков кампании на лето и, как следствие, неверием в собственные силы. Сработал так называемый феномен «полезного голосования»: зачем идти и ставить галочку за своих, если они все равно не пройдут? Вот они и не прошли.

- А как же кризис, недовольство экономическими трудностями?

- Это обманчивая логика свойственна тем, кто профессионально далек от политики. Рассуждать в духе, что обделенный нефтедолларами народ будет протестовать, некомпетентно. Соглашусь с политологом Екатериной Шульман: как ни парадоксально, но властям даже выгодно артикулировать тяжесть кризиса и изображать борьбу с ним. В такой повестке власть выглядит деятельной и компетентной, а у избирателя срабатывает охранительный рефлекс – перемены могут быть еще опаснее, лишь бы не стало хуже.

На мой взгляд, нынешний многолетний кризис, в отличие от резкого обвала 1990-х, сам по себе дополнительно способствует выключению масс из активной политики. С одной стороны, люди обеспокоены сохранением имеющейся или поиском новой работы, имеют кредитные обязательства, пытаются максимально сохранить привычный уровень жизни. Как-то не до выборов. Некогда разбираться – проголосуем, как подскажет президент. С другой стороны, сейчас в сознании основной части граждан нет постсоветской безысходности и жесткой необходимости лезть на баррикады.

И потом, вспомните, «болотный» протест пятилетней давности. Он возник на вполне благополучном социально-экономическом фоне, доллар стоил чуть больше 31 рубля. Но люди вышли на улицы. Так что корреляция «стали беднее – сразу протестуем» прямолинейно не работает.

- Выборы стали честнее?

- Я еще в марте предупреждал, что формат избирательной кампании задан задолго до ее начала и до назначения Эллы Памфиловой. Роль личности председателя ЦИК бессмысленно переоценивать. Мне понравилась аналогия с тем, как спортсмена на ринге долгое время били ниже пояса, а в финале вдруг выводят беспристрастного судью и объявляют честные правила боя.

Оппозицию не идеализирую, но, надо признать, времени и ресурсов на полноценную кампанию ей не оставили. В мае «ЕР» по всей стране проводит праймериз с бюджетом в 600 миллионов! И это лишь официальные данные. Для сравнения: аналогичную сумму «Яблоко» получило за четыре года на функционирование всей партии. Кто еще, кроме «ЕР», мог занять тысячи бюджетных учреждений под свое «внутреннее» голосование? Праймериз рекламировались шире, чем настоящие выборы. Потом – летнее отпускное затишье, когда вкладываться в агитацию почти бесполезно. Две недели сентября – и пожалуйте на избирательные. Когда альтернативные партии, не избалованные деньгами, доступом на центральное ТВ и административным ресурсом, могли мобилизовать сторонников?

- Так не бывает, что в проигрыше оппозиции виновата только власть.

- Согласен. Есть общая ущербность нашей партийной системы. Для попадания в Госдуму нужна не партия в нормальном смысле, со структурой, опытом, активистами на местах, а конъюнктурный клуб с возможностями быстрой раскрутки в центральных СМИ (ТВ-ящик, прежде всего). И оппозиция ошибочно живет по тем же правилам московской звездности. Популярные фигуры на местах не рекрутируются, региональные отделения – только на бумаге. Для «Единой России» такие нюансы не важны, ей простительно – на нее работает бюрократия.

- Одномандатники вернут влияние регионов на Москву, как многие прогнозировали?

- По результатам выборов об их влиянии говорить не приходится. Максимум, на что могут рассчитывать депутаты из округов, - на голос в Госдуме, причем весьма тихий. И вот почему. Мажоритарная система (c одномандатными округами – прим. Ystav.com) интересна при реальной многопартийности, когда партия большинства вынуждена договариваться с одномандатниками хотя бы из числа «системной» оппозиции.

А если все депутаты с мест, как сейчас, войдут во фракцию «Единая Россия», то реальные лоббистские возможности каждого из них или даже группы стремятся к нулю. Считаться с их интересами, с интересами их округов, которые находятся за тысячи километров от Охотного ряда, где-нибудь на Алтае или в Калининграде, нет никакого прагматического смысла. Эти песчинки не смогут размыть парламентское большинство единороссов, даже конституционное. Более того, в случае малейшего демарша регионалы будут обвинены в нарушении партийной дисциплины.

Та же картина в региональных советах депутатов и заксобраниях, наполовину формируемых из одномандатников. Престижно быть депутатом «от земли», если в твоем  избрании есть хоть какая-то эксклюзивность. Вот я от партии в округе прошел, а другие однопартийцы свои территории взять не смогли. Тогда да, это твоя результативность. Но сейчас в любом регионе почти все округа автоматом берут выдвиженцы «ЕР». Ты такой же, как десятки твоих коллег. Забудь, что обещал, и послушно затеряйся среди них. Иначе без тебя обойдемся. У таких девальвированных одномандатников нет мерила успеха на выборах, разве что процентами друг с другом мериться.

Беседовал Александр Устинов

Написать комментарий 0 комментариев

Рейтинг@Mail.ru