11:43 | 04.04.2016 г. | Ystav.com

Офшоры друга Путина. Расследование о миллиардах Сергея Ролдугина

Близкий друг президента России Владимира Путина, виолончелист Сергей Ролдугин вплоть до 2015 года владел офшорными компаниями с оборотом в несколько миллиардов долларов

Эти компании совершали странные сделки, позволявшие получать несколько миллионов долларов за день; брали многомиллионные кредиты в зарубежной «дочке» ВТБ безо всякого обеспечения, а также получали деньги от российских предпринимателей под низкие проценты — впрочем, долги все равно прощались. Об этом говорится в публикации «Новой газеты» и OCCRP, сделанной в рамках масштабного расследования Международного консорциума журналистов-расследователей.

Все эти сведения подтверждаются документами панамской компании Mossack Fonseca, которая занимается регистрацией и сопровождением офшоров. Корреспондент The Financial Times Макс Седдон считает, что публикация закрытых документов этой компании — это как одновременная утечка в Сеть альбомов Канье Уэста, Дрейка и Бейонсе. 


Документы удалось получить немецкой газете Süddeutsche Zeitung. Та передала более двух терабайт информации Международному консорциуму журналистов-расследователей (ICIJ). За российскую часть расследования отвечали сотрудники Центра по изучению коррупции и организованной преступности (OCCRP) Роман Анин, Олеся Шмагун и Дмитрий Великовский. По-русски материал, посвященный Ролдугину, был опубликован в «Новой газете». 

Сергей Ролдугин с конца 1970-х дружит с Владимиром Путиным. При этом, в отличие от других бизнесменов, считающихся ближним кругом российского президента, он всегда находился в тени. По большому счету, про него было известно только то, что он крестный дочери Путина Марии и владеет 3 процентами  акций банка «Россия» (крупнейший акционер — бизнесмен Юрий Ковальчук). 

Согласно расследованию «Новой» и OCCRP, Сергей Ролдугин до недавнего времени владел двумя офшорами напрямую и двумя через представителей. Оборот одной из офшорных компаний составляет около двух миллиардов долларов; остальных — сотни миллионов долларов. Названия для понимания даже не важны; главное — схемы, по которым эти компании получали деньги. 

Журналисты приводят три источника денег для этих компаний: подозрительно выгодные сделки с акциями, поступления от российских миллиардеров, займы от кипрского RCB Bank, который контролировался российским ВТБ. 

  • Пример № 1. Компания Сергея Ролдугина заключает договор на покупку акций «Роснефти», и тут же соглашение расторгается. За срыв договора фирма получает 750 тысяч долларов. Или офшор покупает акции российской компании за одну цену, а на следующий день продает тому же продавцу значительно дороже. Выгода — 400-500 тысяч долларов. Сделки велись так, будто компания знала, как поведет себя рынок. 
  • Пример № 2. Компания друга Путина получает шесть миллионов долларов под 2% годовых, а через пару месяцев долг прощают за один доллар. Фирма, выдавшая заем, как говорится в расследовании, связана с владельцем «Северстали» Алексеем Мордашовым (бизнесмен упоминался в письме предпринимателя Сергея Колесникова, который в 2010 году рассказал, что российские миллиардеры «жертвуют» деньги друзьям Путина). Похожая ситуация: фирма Ролдугина за один доллар получает право требовать долг в 4 миллиарда рублей, а получает его в итоге с государственного «Ростелекома». 
  • Пример № 3. Кипрский RCB Bank открывает компании Ролдугина кредитную линию на 650 миллионов долларов. При этом соглашения составлены так, что даже юристы панамской фирмы Mossack Fonseca (ее документы стали базой для расследования), специализирующиеся на теневых денежных операциях, сомневаются, что деньги когда-либо будут возвращены. 

Часть денег компании Ролдугина возвращали в Россию. В 2011 году одна из них выделила кредиты российской фирме «Озон» под 1% годовых. Этой фирме принадлежит участок в Ленинградской области, где расположен горнолыжный курорт «Игора». По данным Reuters, именно там в 2013 году сыграла свадьбу дочь президента Катерина. «Озон» принадлежит структурам банка «Россия» Юрия Ковальчука. 

Как минимум один кипрский офшор Сергея Ролдугина не закрыт до сих пор. Этой компании принадлежит 20% в Vi (до ребрендинга — «Видео Интернешнл»), крупнейшем игроке на российском рынке телерекламы. Кроме того, судя по документам, офшоры Ролдугина управляли большими долями в «КАМАЗе» и «АвтоВАЗе», но есть ли эти активы у него сейчас, неизвестно. 

По словам знакомого Сергея Ролдугина, «для решения оперативных, а порой непубличных задач» Владимиру Путину «необходим человек, которому можно доверять без сомнений, чтобы через его „доли“ смотреть за реальным положением дел». «Кроме того, Ролдугин никогда ничего не взял, его не прельщает роскошная жизнь. В нашем кругу его называют князем Мышкиным», — сказал источник «Новой газеты» и OCCRP. 

Сам Сергей Ролдугин, с которым журналисты пообщались после его московского выступления, сказал, что «был связан с этим бизнесом давно-давно, еще до перестройки», а «потом это стало развиваться, и получились такие вот вещи». В действительности, офшорные компании были зарегистрированы начиная с 2006 года. Ролдугин отметил, что боится давать интервью, поскольку однажды немецкие журналисты, когда он отказался с ними общаться, написали, что «Путин настолько запугал своих знакомых и друзей, что они боятся говорить». 
 

Написать комментарий 0 комментариев

Рейтинг@Mail.ru