00:08 | 03.10.2015 г. | Ystav.com

Неожиданно. Америка правит миром и… Российским судом?

«…Мне за Державу обидно…»

Таможенник Верещагин. Фильм А. Серого «Белое солнце пустыни».

 

20 марта 2015 года житель Екатеринбурга Александр Свяжин был осужден Железнодорожным районным судом за нарушение авторских прав корпораций Майкрософт и «Аутодеск Инкорпорейтед». Суд считает, что он незаконно использовал, распространял и хранил на своем жестком диске компьютерные программы.

Возможно, эта статья больше заинтересует специалистов в области Интернет-технологий. Но нашу редакцию она заинтересовала по двум причинам: во-первых с точки зрения защиты общегражданских прав, во-вторых, а почему "их законодательство нормально действует у нас в стране, а не наоборот?". В нашу редакцию обратился наш читатель, который, как любой гражданин страны имеет право высказать свою точку зрения, что он и делает прямо сейчас.

Приговором суда удовлетворен гражданский иск, с осужденного в пользу Компании «Аутодеск Инкорпорейтед». Пользователь ПК подал апелляционную жалобу.. Он просил отменить приговор и оправдать его. Основания были следующие: перечисленные компьютерные программы, которые у него обнаружили, необоснованно признаны объектами правоотношений авторского права. Потерпевшие, это - иностранные корпорации, не имеющие права заниматься инвестиционной деятельностью на территории России, злоупотребляющие, по его мнению, правом с целью неосновательного обогащения. Александр считает - в деле отсутствуют доказательства обладания российских представителей компьютерных корпораций исключительными правами на программы, за незаконные действия, в отношении которых он был осужден.

К Свяжину мы еще вернемся, а пока обратимся к интересным фактам. Таких как он, осужденных за нарушение авторских прав, в Екатеринбурге, да и в стране – сотни. Проблематично посчитать точную цифру даже за год, поскольку и фирм, производящих различное программное обеспечение сегодня хватает, и поводов для разбирательства – предостаточно. Однако впечатляют цифры, всплывающие при беглом просмотре Интернет сайтов. Например, известно, что общая денежная сумма компенсации, взысканная в пользу истцов, в период с начала 2014 по апрель 2015 года только в пользу корпорации "Майкрософт" более 14, 5 миллионов рублей! По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в 2014г. по чч. 2,3 ст.146 УК РФ осуждены 807 человек, 2013г. – 1069, 2012г. – 1322человек. Сразу поясним, в соответствии со всеми международными соглашениями, подписанными нашей страной, интересы иностранных лиц по Конституции охраняются наравне с отечественными. Конституция велит международные договоры, к которым относятся ратифицированные РФ конвенции по защите авторских прав, ставить впереди национального закона. Видимо, этот аргумент настолько важен, что за время сотен и сотен разбирательств ни разу и ни в одном случае суд не занял позицию ответчика, никакие доводы подозреваемых в нарушении авторских прав не рассматривается и не обсуждается. Накачал гору программ, поделился, переписал, поменял, поработал – на нары. Позиция суда понятна, все материалы следствия вопиют о многочисленных нарушениях законодательства. Следствие и отдел «К» ГУВД Свердловской области, долго и плодотворно сотрудничающий исключительно с представителями заморских корпораций, успешно выявляет как физических, так и юридических лиц, распространяющих их транснациональную мудрость. Безусловно, есть у нас хитромудрые гении, злостно нарушающие все и вся, зарабатывающие своими знаниями немалые деньги, ловко обводят вокруг пальца как простых пользователей ПК, так и всемогущие корпорации. По таким точно плачет плетка. Но их же не тысячи! Их просто так не поймаешь. Основная масса пользователей, и организации, осуждены за легкомысленно открытый доступ к файлообменным ресурсам на своем домашнем компьютере, содержание которого порой даже не знают, поскольку приобрели его, скачав из недр Интернета для увеличения трафика из-за пары тысяч рублей в год, которыми они расплатились со своим провайдером, даже не обналичив, а зачтя в счет оплаты. Это первое обстоятельство, наталкивающее на мысль, что не так все просто со злостными нарушителями авторства.

Следующее. По российскому законодательству автором может быть только гражданин. В этом солидарны и уголовный и гражданский законы. Автором компьютерной программы не может быть один человек. Ни «Майкрософт», ни «Корел», ни «Аутодеск Инкорпорейтед» первоначальным правообладателем быть не могут, поскольку собственным интеллектом не обладают.

Теперь относительно степени ответственности, вины, принесенного материального ущерба. Возможно, обывателю не понять тонкостей следствия, но как то не внятно прописано в данных следствия, какой объем информации скачан пользователями коммуникационной системы, скажем, «p4p», использовались ли нелицензионные программы по прямому назначению? Какова величина ущерба, понесенная американскими коллегами? И, наконец, как вычислить ценность взломанной и уже, по умолчанию, неадекватной программы, если неизвестно число скачавших и воспользовавшихся ею?

Вспомним, с чего начиналась борьба с пиратством в сфере авторского права. Правоохранительные организации без опыта и нормативных наработок вели неумелый, но, тем не менее, жестокий бой с контрафактной продукцией. Изымали всевозможные диски, видеокассеты, другие носители авторских идей. Возбуждали уголовные дела, сжигали продукцию сомнительных фирм и прочее. Время не стоит на месте, мир изменился. И уже сам Майкрософт объявляет о безвозмездной смене любой операционной системы на «Windows 10», качайте, ребята, обновляйте, все бесплатно! Еще раньше правозащитник, оплот справедливости и лидер ирландской группы «U-2» Боново всеуслышание говорит о бесплатном просмотре через Интернет презентации своего нового альбома – наслаждайтесь, земляне, никаких денег, все ради мира и прогресса! Сегодня файлообменниками пользуются все – от школьника до пенсионера, качают не только программы, авторские фото, фильмы высокого качества, музыку, да просто все, что, извините, гвоздями не приколочено. Но и правоохранительные органы не стоят на месте. Давно разобрались в тонкостях информационных технологий, воспитали и подготовили собственных отличных специалистов, поднаторевших и разбирающихся в виртуальном компьютерном мире. Теперь они не гоняются за продавцами-ларечниками с киношедеврами, а отслеживают пиратов в киберпространстве. При всей значимости и серьезности борьбы с кибер-пиратством, некоторые вещи не могут не вызывать ироничной улыбки у махровых «айтишников». Им известно, что уважающая себя бизнес-компания или госструктура, просто руководствуясь существующим законодательством, не позволит себе использовать программы сомнительного происхождения. Им даром не нужны программы от, скажем, Свяжина или подобных ему умельцев. Таким недорогим программным «сыром» воспользоваться, разве что, безбашенные школьники, бедные фотохудожники или домохозяйки для редактирования своих «сэлфи».

Все эти "размышления в слух" об уголовном преследования простых компьютерных пользователей и активной поддержке транснациональных компьютерных корпораций, приводят к однозначно шокирующему выводу – их российские «ООО-шки», дочки и внучки с лицензиями на продажу программного обеспечения банально ищут способ поправить свое материальное положение и получить благодарность от своих заокеанских работодателей. Из апелляционного постановления, вынесенного Свердловским областным судом 1 сентября 2015 года: апелляционная жалоба, возможно, талантливого парня, Свяжина не содержит доводов, способных послужить основаниями для изменения либо отмены приговора суда, она должна быть оставлена без удовлетворения.

Примечательно, что главным аргументом Свяжина был тот, что в квартире, где был зарегистрирован IP-адрес, с которого, якобы, раздавался пиратский софт, в результате обыска сам компьютер с этим софтом обнаружен не был, и более того Свяжин по этому адресу не проживал уже несколько лет!

Конечно, он бывал в этой квартире, поскольку там проживала его бабушка, мама и сестра, но тогда, если предположить его сверхъестественную прозорливость, позволившую перед обыском заменить компьютер, суду как-то нужно было объяснить в приговоре: а кто же нажимал на клавиши, совершая это ужасное преступление?

Если исключить 90-летнюю бабушку и пенсионерку маму, остается сестра, признавшаяся в том, что компьютером пользовалась и она.

От друзей-юристов, я слышал о судебной коллизии под названием «камерное убийство», когда один из трех заключенных, находящихся в одной камере, погибает насильственной смертью, а двое живых либо отрицают вину, либо признают только свою личную вину, что делает невозможным осуждение кого-либо вообще.

Так что налицо прогресс правосудия. Или регресс…

Безусловно, комментировать решение суда никто не в праве, но в качестве заключения хотелось бы привести слова Мартена де Боера, десятки лет руководившего Департаментом уголовных расследований Голландского общества охраны авторских прав: «Прежде всего уголовное законодательство является крайним средством. Ни одно из дел о нарушении прав интеллектуальной собственности не будет подвергаться судебному преследованию, если есть возможность решить вопрос в рамках гражданского права».

Алексей Топорков, простой пользователь ПК

Ознакомившись с текстом статьи сотрудники редакции молча разошлись и через некоторое время признались друг другу в том, что проводили ревизию своих компьютеров, удалив весь подозрительный софт. Оказалось, что многие пользуются файлообменниками, оплачивая «баллами» домашний Интернет, раздавая при этом «всякую хрень», аналогично скачанную у других пользователей оптом и без разбора.

Однако, ситуация изложенная в статье оставила ощущение абсурдности происходящего, выходящего за рамки привычного положения вещей, поэтому мы обратились за профессиональным комментарием к непосредственному участнику процесса, адвокату Свердловской областной гильдии адвокатов Лаврову А.Е.

Редакция: можете ли Вы прокомментировать приговор суда?

Адвокат Лавров: «Действительно, судебная практика по этой категории дел лежит за рамками здравого смысла. Единственное, что утешает – это отсутствие реального лишения свободы по приговорам, а значит – «человеческое» в российских судьях в ходе судебной реформы окончательно вытравить так и не удалось.

Системным изъяном российской судебной системы я считаю отсутствие у судей реальной свободы в отправлении правосудия, подчинении их показушной стабильности судебной статистики и т.н. «моды» - создание неофициальной, но при этом очень жесткой и тенденциозной атмосферы давления на каждого судью.

«Мода» заставляет судей принимать решения вопреки не только букве Закона, но и вопреки логике, заложенной законодателем в этот Закон.

Дело Свяжина – образец, позволяющий судить о глубине ямы абсурда, в которую суд загоняет себя сам, не смея огорчить надвластные силы «плохой » статистикой.

Другими словами, суд не может вынести оправдательный приговор, просто потому, что тогда придется отменять сотни приговоров по подобным делам и реабилитировать осужденных по ним лиц».

Редакция: Так виновен ли Свяжин, по вашему мнению, в том, что нарушил авторские права?

Адвокат Лавров: «А главная проблема дела Свяжина состоит в том, что уголовный суд, пытаясь рассматривать вопросы нарушений авторского права, вторгается в сферу обязательственных правоотношений, перенося в нее привычные признаки «кражи мешка картошки» т.е. имущественные (вещные) отношения.

Если право собственности на «мешок картошки» переходит от одного лица к другому в материальном виде, в результате сделки купли-продажи и т.п., то правообладание результатом интеллектуальной деятельности возникает как принятие на себя обязательств по использованию этого результата, при том, что само право авторства неотчуждаемо во веки вечные. Происходит это двумя способами(применительно к данной ситуации):

  1. Полностью - договор об отчуждении исключительного права
  2. Частично - предоставления другому лицу права использования соответствующих результатов интеллектуальной деятельности в установленных договором пределах (лицензионный договор).

По первому автор (изначально всегда физическое лицо) отчуждает, т.е передает приобретателю право пользоваться всеми своими правами в отношении результата своей интеллектуальной деятельности, кроме личных неимущественных, к которым относится его имя (ФИО или псевдоним).

По второму – переход касается некоторых прав (копирование, использование и т.п.).

Совершив такие сделки автор утрачивает возможность пользоваться переданными правами, что называется «исчерпанием права».

На практике эта сухая формулировка выглядит следующим образом:

Автор (группа соавторов) создают программу для ПЭВМ, право на использование, копирование и т.д. которой, в результате какой-то сделки переходит к компании (например, Майкрософт, находящейся в США).

Далее, Майкрософт возмездно (а это необходимое условие перехода правообладания между юридическими лицами) уступает полностью или частично свои правомочия российским юридическим лицам.

Здесь необходимо уточнить, что корпорация Майкрософт на территории РФ не имеет права заниматься инвестиционной деятельностью непосредственно, а аккредитованного представительства здесь она не имеет. Закон «Об иностранных инвестициях в РФ» предусматривает именно такой порядок, определяя при этом, что:

Иностранное юридическое лицо, цель создания и (или) деятельность которого имеют коммерческий характер и которое несет имущественную ответственность по принятым им в связи с осуществлением указанной деятельности на территории Российской Федерации обязательствам (далее - иностранное юридическое лицо), имеет право осуществлять деятельность на территории Российской Федерации через филиал, представительство со дня их аккредитации, если иное не установлено федеральными законами.

Иностранная инвестиция - вложение иностранного капитала в объект предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации в виде объектов гражданских прав…имущественных прав, имеющих денежную оценку исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальную собственность), а также услуг и информации;

Это значит, что «коробочные копии» программ, распространяются на территории РФ незаконно, поскольку если они были нанесены на материальные носители (CD диски) за территорией РФ, то никаких доказательств их легализации (таможенной очистки, сведений о стране происхождения, производителе и т.д) нет, а значит и государственной защите они не подлежат.

Если же (что более вероятно), информация (программный код) был передан на территорию РФ по сети Интернет, а затем нанесен на материальный носитель уже здесь легально российским юридическим лицом, то возникает естественный вопрос:

А причем здесь корпорация Майкрософт, которую признали потерпевшей по уголовному делу и чьи представители получают денежные средства в порядке компенсации с осужденных!»

Редакция: И, все-таки, пусть не Майкрософт, пусть кто-то иной является законным правообладателем, Свяжин использовал программу незаконно?

Адвокат Лавров:

«В этом и заключается отличие объекта авторского права и «мешка картошки».

Потерпевшим, согласно УПК РФ является … юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

А имуществом УПК называет - права требования и исключительные права, к которым и относятся авторские.

Если хищением считается безвозмездное присвоение чужого, т.е не принадлежащего виновному, имущества, то незаконное использование объекта авторского права может быть только вопреки воле автора, которую он изложил в письменном документе, уступая свои права полностью или частично.

Поэтому без установления всей цепи перехода прав и их объема говорить о виновности Свяжина не имеет смысла».

Редакция: Так, по-вашему, является ли корпорация Майкрософт правообладателем программы Майкрософт Виндовс?

Адвокат Лавров:

«Судья апелляционной инстанции Свердловского областного суда Александрова, оставляя приговор Свяжину в силе, в постановлении не задумываясь повторила аргумент представителя Майкрософт:программа для ЭВМ является объектом авторского права и охраняется как произведение литературы.

Однако, ссылаясь на ГК РФ Венскую конвенцию, никто не принял во внимание одно обстоятельство, о котором я талдычу на протяжении всего процесса: автором литературного произведения является лицо, указанное на оригинале или экземпляре произведения. На программе, использование которой вменяется Свяжину, нет фамилий.

Есть надпись при загрузке - Корпорация Майкрософт, и все! В ЕГРЮЛ такого юридического лица нет, а с учетом вышеизложенного, и быть не может. При таком подходе каждый может назваться правообладателем».

Редакция: И кто же этот таинственный правообладатель?

Адвокат Лавров: «Не хотелось бы подсказывать, но за Державу обидно!

Полное отсутствие интереса у правоохранительных органов и суда к вопросу о законном распространении программ для ЭВМ на территории РФ подвигло меня на естественный шаг – зайти в ближайший магазин (ООО), торгующий софтом и поинтересоваться, на каком основании они это делают.

Пуганый российский предприниматель запретил мне упоминать его наименование и сделал копию договора.

Этим основанием оказался сублицензионный договор с ООО «Бекард»(!) на право распространения программ для ЭВМ, в том числе и Майкрософт.

Не сложный поиск в Интернете позволил установить несколько российских компаний, очевидно имеющих отношение к корпорации Майкрософт:

ООО "МАЙКРОСОФТ ДЕВЕЛОПМЕНТ ЦЕНТР РУС"

ООО "МАЙКРОСОФТ ПЕЙМЕНТС РУС"

ООО "МАЙКРОСОФТ РУС" с адресом: 121614,г. МОСКВА,ул Крылатская,17,1,

Учитывая Закон «Об иностранных инвестициях в РФ», наличие российских предприятий, легально реализующих программы корпорации Майкрософт, можно сделать вывод, о том, что последняя исчерпала свое право и не может быть потерпевшей по уголовному делу, поскольку имущественного вреда ей не причинено, ибо статья 1236 ГК РФ гласит:

1.1. Лицензиар не вправе сам использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации в тех пределах, в которых право использования такого результата или такого средства индивидуализации предоставлено лицензиату по договору на условиях исключительной лицензии, если этим договором не предусмотрено иное.

Так-вот! А в завершении хотелось бы сказать словами В.В. Путина: «В международном праве и делах каждый термин должен быть понятен и прозрачен».

Тем более он должен быть понятен и прозрачен в национальном праве. И я надеюсь, что суд не смотря ни на что вынесет законное решение и отменит этот неправосудный приговор».

Написать комментарий 1 комментарий

Андрей
Андрей

А почему такие дела поручают не компетентным судьям?

Ответить

Рейтинг@Mail.ru