14:23 | 13.06.2016 г. | Ystav.com

"Мы смеемся над абсурдом жизни": гендиректор Aviasales о провокационных выходках и оскорблениях

В прошлом месяце разразился крупный скандал, связанный с Aviasales. Поводом для этого стало то, что работники компании в казачьей форме напала на оппозиционера Алексея Навального и сотрудников Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) в аэропорту Анапы. Вскоре после этого в социальных аккаунтах сервиса поиска авиабилетов Aviasales появилась фотография людей в казачей форме с заголовком «Велкам!» и подписью «Говорят, что в аэропорту Анапы гостей встречают казаки. Билеты от 999 рублей здесь». Пост разделил Рунет на два лагеря. Одна группа посчитала, что он нарушает этические нормы, и что компания пиарится на избиении людей. Пользователи стали угрожать Aviasales тем, что перестанут покупать у них билеты, удалят все их аккаунты из друзей и пожалуются на пост в администрацию Facebook.

В связи с этим недавно генеральный директор Aviasales Макс Крайнов опубликовал на своем сайте заметку, в которой поразмышлял о причинах негативной реакции на провокационные конкурсы своей компании и объяснил, почему фирма, несмотря ни на что, не отказывается от таких активностей. Устав.ком приводит опубликованное сообщение без изменений.

Ни для кого ни секрет, что SMM Aviasales поляризовал не одну тысячу людей даже за последние пару месяцев. В свой адрес мы слышали как оскорбления, угрозы, обещания удалить наше приложение и перейти к конкурентам, проклятья и много всего разного. Также мы слышали и гул восхищения, что компания не идет на поводу ни у кого, и что «как у дураков забомбило» (это цитата, не мое мнение). Давайте все же спокойно разберемся в происходящем.

  1. Российское общество стало резко поляризоваться с финансового кризиса 2008 года. Появилось не только много «измерений», по которым стало можно почувствовать себя оскорбленным, но и появились карательные механизмы (типа 282 статьи), позволяющие заткнуть инакомыслящих. Избирательность применения закона в России — это отдельная тема, но см. пункт 2.
  2. Оказалось, что только нарочито-нейтральные и выхолощенные материалы не попадают в вышеупомянутые «измерения».
  3. Появилось много инициативных групп по ликвидации свободы слова; основным инструментом этих групп является то самое «оскорбление» — они крайне эффективно используют все доступные инструменты для подавления «инакомыслия». Эти группы не имеют никакого отношения к действующей власти, и у них нет централизованного управления. К сожалению, много участников этих групп рьяно выступают за свободу слова — но только своего.
  4. Все это приводит к карикатурному и абсурдному делению вещей на белое и черное, а людей — на «свой-чужой».

И вот приходим мы со своими сообщениями и рекламными кампаниями. Напоминаю, что у нас в компании 140 человек. Среди нас есть: натуралы, геи, атеисты, христиане, мусульмане, буддисты, нудисты, дельтапланеристы, парашютисты, пилоты и многие прочие обычные категории людей.

  • Неправильно думать, что мы провоцируем кого-то на что-то. Отнюдь. Причина большого бурления состоит в том, что мы сознательно создаем или используем, — но обязательно над этим смеемся — гротеск. Мы смеемся над абсурдом жизни, над той выхолощенностью или упертостью мышления, в спасительную простоту которой ныряет простой человеческий мозг.
  • Неправильно думать, что мы кого-то хотим обидеть. Опять же: наши сообщения находятся на одном или нескольких линейках измерений, поэтому обязательно будут люди, которые в силу личных обстоятельств откажутся понимать нас. Ненормально тут то, что у людей за последние годы укорачивается фитиль, и если люди раньше считали до 100, чтобы оценить, обидели ли их или они недопоняли, — то сейчас считать уже не надо: рефлекс подскажет.
  • Кстати о рефлексах. Я с грустью наблюдаю нарастающую в людяхдеградацию сознания, когда обидеться быстрее, чем задуматься.
  • Банан — это просто банан. Если вместо банана показалось что-то другое, — надо надеть очки, а не с надеждой фантазировать.

Теперь пару слов про юмор.

  • Юмор индивидуален, и действительно — разные люди его воспринимают по-разному. Но вот реакция на юмор — это лакмусовая бумажка общества. Кто-то режет головы за шутки над Пророком Мохаммедом (с.а.в.), кто-то — за то, что другой забыл указать «(с.а.в.)» после его имени. Кто-то считает, что расстрел редакции Чарли Хебдо был заслуженным. Кто-то просто сказал про них: «ну и идиоты» и продолжил спокойно жизнь. Кто-то ржет в голос с шуток ниже пояса, кто-то ржет в голос с тех, кто ржет в голос в шуток ниже пояса.
  • Основа гармонии в обществе — это не отсутствие раздражителей, примером которых является юмор, — а умение игнорировать раздражители. Невозможно создать общество, где все всех устраивает, и где никто никого не бесит. Точнее, возможно: это называется «виртуальная реальность». Во всех других случаях у вас будут либо громкие соседи, либо вонючий сотрудник, либо беспокойный ребенок, либо хамоватая продавщица, либо мечеть за углом, либо еще что-то, что привносит диссонанс в вашу жизнь. Юмор высмеивает этот диссонанс: хорошо или плохо — дело субъективное. Да, есть законы жанра юмора, есть шутки из серии «хотел пошутить — не удалось».

Будем ли мы продолжать то, что продолжаем?

  • Да, будем. Если кому-то не нравится стиль юмора или он(а) считает, что юмор идиотский — прекрасно, но это мнение одного человека. Хотели пошутить — не удалось. Полегчало?
  • Мы верим в то, что если мы не хотим обидеть думающих людей, то все обиды надуманные. Тут все понятно.
  • Мы верим в то, что умных людей — все еще большинство. Тут тоже все понятно: мы любим людей.
  • Поддерживаю ли я как CEO компании то, что делают мои коллеги? Да, поддерживаю. Именно потому, что если тебя кто-то не ненавидит, — ты делаешь что-то не то.

Je Suis Aviasales!

PS. По многочисленным просьбам — немного про свободу слова.

  • Свобода слова — это фундаментальное право любого человека на Земле. В ряде случаев оно может быть ограничено государством (государственная тайна, потенциальная опасность информации, промежуточные итоги судебного разбирательства, клевета и т.п.) — с моей точки зрения, это совершенно нормально, т.к. служит интересам общества в целом. Государство и только государство имеет право ограничивать свободу слова. Инициативные группы профессиональных «обиженных» не имеют права заниматься цензурой и подменять собой государство. К сожалению, в последнее время законодательство РФ содержит инструменты для самовольной цензуры информации негосударственными органами и лицами.
  • Свобода слова не означает, что у её носителя автоматически есть трибуна для выражения своего слова. Тут некоторые люди с искаженным пониманием прав людей заходят слишком далеко, не понимая, что трибуна либо зарабатывается (авторитетом или властью) или покупается (средства массовой информации). Насколько средства массовой информации свободны в распространении своей позиции (или пропаганды, кому как нравится) — вопрос спорный и я, не будучи экспертом, мнения не имею.
  • Заигрывание с государственными или оппозиционными трибунами всегда приводит к потере собственной идентичности. Поскольку человеческий мозг отфильтровывает неугодную информацию и фокусируется на знакомой, поддерживающей текущую точку зрения (или сформировавшийся набор штампов и стереотипов), любого человека или любую компанию, не тянущихся к полюсам спектра мнений в любой момент можно обвинить в отсутствии точки зрения, либо в заигрывании с тем, кто может больше дать плюшек. Мы аполитичны, мы одинаково смеемся над всеми, поэтому естественно, что всегда найдется кто-то униженный и оскорбленный.

Написать комментарий 0 комментариев

Рейтинг@Mail.ru