04:35 | 26.01.2015 г. | Ystav.com

Министерство экономики Свердловской области как диагноз всей системы управления: часть 3, структура дихотомии

После очередной псевдореформы областного правительства, из Министерства экономики было выделено министерство инвестиций. По сути Куйвашев вернулся к той системе, которая не оправдала себя при позднем Мишарине. В чем подвох и зачем нужно такое деление?

Как мы уже описали такое разделение необходимо для того чтобы «неблагодарные функции» (возложенные при Мишарине на Софрыгина) остались у Ноженко в то время как наиболее интересные функции связанные с распределением денежных средств были переданы Тюменцам.

Блок привлечения инвестиций фактически напрямую контролируется Алексеем Орловым. В Министерство инвестиций входят два заместителя Министра которые по смыслу должны разделять функции по формированию инвестиционной политики и функции по осуществлению мероприятий поддержки (поскольку отдельного агентства по такой деятельности не создано). Однако, как обычно у чиновников, все куда более запутано, и разделение полномочий между заместителями министра произведено из принципа кадровых связей начальников и подчиненных еще по министерству экономики.

В связи с чем в непосредственном подчинении Новоторженцевой Елены Васильевны находятся два достаточно разных департамента: департамент инвестиционной политики и сопровождения инвестиционных проектов и департамент развития предпринимательства и туризма.

В подчинении у другого заместителя министра Нисковских Дмитрия находится департамент координации инвестиций и государственно-частного партнерства и департамент территориального развития и инфраструктурных проектов.

Что касается департамента инвестиционной политики и сопровождения инвестиционной деятельности на наш взгляд самым бесполезным отделом в этой системе является отдел… инвестиционной политики. Отдел инвестиционной политики по сути являются отделом, который обобщает в себе все функции возложенные на Министерство. Но ведь очевидно, что когда отдел отвечает за все он не отвечает ни за что. По сути в отделе происходит обобщение разнообразной информации, которая поступает из других отделов и сам отдел является личным передаточным звеном в структуре Министерства.

Что касается персоналий, то возглавляющая отдел Бегунова О.В. являлась протеже бывшего заместителя министра экономики Оглоблина и наличие ее в министерстве может являться точкой напряжения коллектива. Об этом кстати систематически общались сами сотрудники отдела Багарядцев и Бахарева.

Что касается департамента развития предпринимательства и туризма, то его директор был многократно замечен в заведение Travellers coffee где обсуждал варианты выделения средств различным предпринимателям через центр развития туризма Свердловской области. К сожалению У.com непонятно зачем такие переговоры необходимо проводить в неформальной обстановке. Но результатам таких переговоров является то, что фактически вся деятельность обозначенного департамента сводится к тому чтобы обеспечить максимальное освоение бюджета представителями Тюменского клана.

Главным же вопросом к Министерству является то, что отдельные отделы зачастую выполняют функционал аппарата Алексея Орлова, что не вполне соответствует возложенным на данный орган задачам.

Резюме: по сути министерство привлечения инвестиций Свердловской области стало личным инструментом лоббирования интересов «тюменского клана». Организационная структура органа не позволяет решать возложенные на него задачу. При этом оценка эффективности сотрудников оценивается в рамках лояльности именно тюменскому клану и способствованию реализации его интересов, как например это происходит в сфере туризма.

Через департамент туризма планируется активное освоение бюджетных средств тюменцами в связке с Эльмирой Тукановой (департамент по туризму). Гранты на малый бизнес которые практически никак не контроллируются необходимы для

Ну а инфраструктурный блок по привлечению инвестиций не что иное как способ направить бюджетные миллиарды по территориальной инфраструктуре (Многострадальная «титановая долина» и другие проекты) через Тюменцев.

Примечательно что под это направление был назначен Дмитрий Нисковских который несмотря на свою общественную деятельность может позволить себе катер и проживание в 130 метровой квартире.

Про Елену Васильевну Новторженцеву мы уже писали.

Что же касается качества управления, то благодаря разделению на два ведомства напряжение немного спадает: число замов Ноженко уменьшилось и между ними стало меньше конфликтов. Тем не менее пока не назначен Министр по привлечению инвестиций (а такой вариант рассматривается) Заместители Ноженко не успокоятся. Сам Орлов, который сейчас исполняет функции Министра по привлечению инвестиций хотел бы больше заострить внимание на работе в качестве Первого вице-премьера. Такой плацдарм позволяет рассчитывать Орлову на кресло Председателя Правительства в случае обострения конфликта Дениса Паслера с тюменским кланом.

Плюсы выделения самостоятельного ведомства из Министерства экономики видятся нами в следующем:

  • это обнажает недостатки каждого из функционирующих ведомств; - в рамках одного Министерства сложно оценить какое из направлений занято бесполезными задачами;
  • это снижает управленческую напряженность между различными ветками

Несмотря на обозначенные плюсы разделение Министерства экономики лишь выявило существовавшие ранее проблемы но главные – неэффективность работы и раздутый штат, такое разделение решить не смогло. Как показано нами, в настоящий момент возможна значительная (более чем двукратная) оптимизация Министерства инвестиций а также оптимизация Министерства экономики Свердловской области более чем на тридцать процентов. В результате преобразований и оптимизации этих ведомств возможно преобразование министерства по привлечению инвестиций в региональное агентство по привлечению инвестиций (департамент), который подчинялся бы министру экономики.

Должность министра экономика соответствовала бы должности областного вице-премьера. В таком случае, эту должность министра экономики мог бы занять Алексей Орлов или более подготовленное лицо чем ныне действующий министр.

В любом случае, при Евгении Куйвашеве Министерство экономики вновь стало инструментом решения сугубо финансово-клановых задач. Таким образом, в организации работы органов исполниетльной власти руководство области будет руководствоваться клановыми интересами, и вряд ли что-то обозначенных рекомендаций будет использовано.

Главный же вопрос не только в организации работы Министерства экономики но и в конечных итогах его деятельности. Учитывая курс на разделение и переподчинение денежных функций представителям Тюменского клана мы не ожидаем что областные чиновники смогут остановить то падение в экономике региона, к которому привело их бездарное руководство.

Написать комментарий 0 комментариев

Рейтинг@Mail.ru