12:43 | 03.03.2016 г. | Ystav.com

Михаил Хубутия: оружейный барон России

Как мы помним, создатель легендарного автомата Михаил Калашников жил просто – в Ижевской «хрущевке», и всегда считал высшей его ценностью – жизни, спасенные с помощью его оружия.

Но на сегодня именем великого конструктора успешно спекулируют, и происходит это не без участия лиц власти. Среди прочих, причастился к оружейной отрасли бизнесмен грузинского происхождения Михаил Хубутия, который с помощью умения договариваться стал фактически оружейным монополистом России.

Бизнес Хубутия: оружейные сети «Кольчуга» и «Русский Орел». Ведущую роль в построении сетей сыграли полезные связи: прибыв в Москву из Грузии, Хубутия загадочным образом подружился с Иосифом Кобзоном и тогдашним мэром Юрием Лужковым. Эта дружба во многом помогла Хубутия и стала для него стартом – тогда благодаря мэру ему удалось отхватить себе «Гостиный Двор» - хороший объект столичной недвижимости. 

Именно там в середине девяностых открылся первый магазин «Кольчуга». По-настоящему успешной сеть так и не стала, за больше, чем 20 лет, открылось только пять магазинов в Москве и области. Но здесь важно другое – не само то, где и в каких объемах Хубутия ведет бизнес, а то, как он это делает.

Интриги и коррупционных схемы, организованные бизнесменом, сделали его фактически монополистом розничной оружейной торговли, а еще создали проблемы двух оружейным предприятиям в Ижевске – «Ижмех» и «Ижмаш».  

Как только Михаил Хубутия приходит в ту или иную отрасль, он сразу пытается задавать там тон. Несмотря на то, что в родной Грузии его считают изменником родины, он Хубутия долгое время возглавлял Союз грузин России.

Организация существовала буквально формально, недавно и вовсе была вычеркнута из реестра общественных структур, однако оружейный барон продолжает использовать утратившие ценность корочки, чтобы ходить по высоким кабинетам.

Пускай даже он все еще имеет вход во многие двери, однако, некоторые из них даются все сложнее. Как минимум в силу того, что в минувшем январе 2016 года Михаила Хубутия исключили из Совета при президенте России по межнациональным отношениям.

Но, по крайней мере, за бизнесменом по-прежнему остается «Международная Ассоциация пользователей, изготовителей и продавцов оружия (МАПИПО)», но и в ней сейчас все не слава богу. Вместо решения существующих в отрасли проблем, организация все чаще вникает в политику, и за этот счет улучшает положение Хубутия. Например, на фоне сбитого турками российского самолета, глава ассоциации предложил запретить продажу на российском рынке турецкой продукции.

Выбора у коллег по ассоциации особого не было, хотя бы потому, что Михаил Хубутия обладает правами давать лицензию на продажу охотничьего и спортивного оружия, и так же ее отбирать. Лишаться этого права никто из игроков рынка не хочет. 

Помогает Хубутия в достижении целей и выставка, организованная им самим в «Гостинном дворе». Попасть на выстаку «Оружие и охота» без приглашения нереально, а ее организатор (собственно, сам Хубутия) никого не приглашает. Впрочем, зачем звать конкурентов? Зато приглашают всех рукопожатных крупных чиновников, которые нужны для развития бизнеса.

Михаил Михайлович лично проводит политических деятелей через стенды выставки. Знакомства свои он очень любит, ценит, и очень ими дорожит. То и дело в Facebook выкладываются фотографии: то с депутатами Госдумы, а то и с самим Дмитрием Рогозиным – главным помощником бизнесмена в оружейных делах.

Хубутия отличается поразительной способностью дружить, где и когда нужно. То с Лужковым, то уже с Собяниным. А то и вовсе с Рогозиным, хотя к оборонке отношения и вовсе не имеет. 

В сторону вице-премьера бизнесмен то и дело отпускает реверансы: когда Рогозин ранил себя в тире, Хубутия был возмущен, написав у себя в Facebook «Бред! Я столько лет работаю с оружием, и то не знаю его так хорошо, как Дмитрий Олегович!»

Зачем Хубутия нужен Рогозин – тоже дело известное. Через вице-премьера бизнесмен рассчитывает стать монополистов тех самых ижевских предприятий: «Ижмех» и «Ижмаш».

В 2013 году ижевские предприятия объединили в один холдинг, получивший название «Калашников».  
Объединение было призвано спасти погибающие предприятия – внешнее управление было введено «Ижмеху» в 2010 году, дабы предотвратить его гибель, его присоединили к «Ижмашу». Вся процедура обошлась властям примерно в 10 миллиардов рублей (по разным оценкам, от 6 до 10), но заводу это не сильно помогло.

На 2013 год предприятие задолжало несколько сотен миллионов – крошечные зарплаты выплачивались сотрудникам предприятия с большими задержками. Казалось бы, митинги и протесты неизбежны, однако решение власти увидели в создании концерна.

Личное вмешательство Владимира Владимировича Путина и образование концерна «Калашников» наносило удар оружейной империи Хубутия. Дело в том, что существенная часть бизнес-деятельности строилась на неформальных близких отношениях с руководством двух предприятий. С образованием концерна, связи ускользали на глазах.

Владимир Майер и Константин Бусыгин – генеральные директора «Ижмеха» и «Ижмаша» соответственно, являлись не слишком эффективными менеджерами, о чем говорит хотя бы положение предприятий на рынке, но хорошими друзьями бизнесмена. Через них Хубутия двигал нужных людей, и в целом помогал им сохранять имидж эффективных управленцев. 

Благодарность не заставляла себя ждать – эксклюзивно низкие цены на продукцию предприятий для магазинов «Кольчуга», а также пост-оплата по реализации. Но это не только уничтожало конкуренцию, но и причиняло урон самим предприятиям.

Между тем, заводами Ижевска издавна принято управлять со скандалами. Так, директор предприятия Владимир Гродецкий в 2012 году закончил свой трудовой путь в тюрьме – тогда вывод активов с предприятия составил более 5 миллиардов рублей.

После него директором стал Бусыгин, и ситуация стала еще более безрадостной: расходы на топ-менеджеров предприятия выросли вчетверо, в то время как рабочие получали совершенно мизерные зарплаты. Константин Бусыгин обзавелся 20 заместителями, и на аренду лимузинов в московских командировках топ-менеджер затратил более 9 миллионов заводских средств.

Всем был понятно, что ни Майер, доведший «Ижмех» до такого положения, ни Бусыгин, сорящий деньгами, новому концерну не нужны. Но не тут-то было – гендиректором «Калашникова» стал Константин Бусыгин, а его заместителем – Владимир Майер.

Принято считать, что Бусыгин получил свое кресло через дружбу с Рогозиным, который, якобы, дал ему назначение даже несмотря на возможный конфликт интересов с главой «Ростехнологий» Сергеем Чемезовым. Однако здесь следует упомянуть одного из помощников Дмитрия Рогозина – Валентина Масенкова, который по совместительству является другом Хубутия. У Михаила Михайловича много друзей.

Вскоре «Калашников» распрощался с «эффективными» менеджерами – Бусыгина отправили на покой в 2014 году, когда 49% акций отошли акционерам, которые, собственно, и взяли предприятие под свой контроль. Немногим позже отправили и Майера.

Однако к тому моменту Михаил Михайлович уже добился того, что ему было нужно – попав в инсайд нового концерна, он смог лоббировать идею о создании единого Торгового дома, через который будет реализовываться вся продукция концерна.

Контрольный пакет акций Торгового дома, само собой, отойдет государству, а вот остальные 49%, или хотя бы их часть – и есть цель Михаила Хубутия. 

Для этого-то бизнесмену и нужен Рогозин. Однако не стоит думать, что Хубутия просто пользуется дружбой и расположением высокопоставленных людей в своих целях – иногда сотрудничество носит и взаимовыгодный характер. Так, гендиректором двух фирм в холдинге Хубутия является Валерия Веденова – дочь генерал-майора МВД Леонида Веденова, возглавляющего лицензионно-разрешительное управление МВД России. Благодаря связями с главным лицензиаром огнестрельного оружия в России, бизнесмену проще подмять под себя рынок еще сильнее.

Располагая таким количеством связей, Хубутия все смелее лоббирует некоторые идеи, которые никогда и никто не предложил бы без «мохнатой лапы». Например, идея выдавать лицензию на пистолеты, да и в целом упростить получение лицензии на оружие – идея бизнесмена.

Но есть варианты и покруче – в свое время Михаил Михайлович предлагал приставить к сборке оружия заключенных. Мол, рабочим надо платить две тысячи, и бесправные ЗК сделают работу и за 2 рубля. Тогда «Ижмаш» и «Ижмех» едва успели объясниться, что это не их идея.

Бизнес у Хубутия идет хорошо, а если пойдет еще лучше, то скоро любой россиянин сможет купить себе автомат Калашникова прямиком с разоряющегося «Ижмаша».

Написать комментарий 0 комментариев

Рейтинг@Mail.ru