10:18 | 26.02.2016 г. | Ystav.com

Кража состава преступления в Домодедово

Ранее Устав.ком писал о том, что владелец московского аэропорта Домодедово Дмитрий Каменщик обвиняется в том, что после инициированных им изменений в систему безопасности аэропорта, в нем произошел теракт. Очевидно, что данные обвинения выглядят более, чем надуманно, и что реальной причиной может являться попытка отъема хаба. 

При том, что теракт многолетней давности вспоминается очень просто, никому, почему-то, нет дела до хищений на несколько миллиардов рублей, которое произошло через этот же аэропорт с участием щупалец "Тюменского спрута". Казалось бы, следствие сделало все, что требовалось - подозреваемый задержан, схема раскрыта, все тайное стало явным. Однако дело замяли, и теперь под внимание органов попали сами сотрудники МВД, которые им занимались. Что сделал, и как выкрутился "спрут"?

Текст: Новая газета

"Чемпион по подрядам

В июне 2014 года Федеральное агентство по воздушному транспорту (Росавиация) объявило о проведении конкурсных процедур на заключение двух государственных контрактов — на реконструкцию перронов аэропорта Домодедово и второй взлетно-посадочной полосы.

Модернизация инфраструктуры аэродрома, включенная в федеральную целевую программу «Развитие транспортной сети до 2020 года», была связана с необходимостью обеспечения роста пропускной способности Домодедово к домашнему чемпионату мира по футболу, а общая сумма бюджетных ассигнований на строительные работы составляла 15 млрд рублей.

Заявки на участие в торгах по обоим контрактам подали три компании: российская «дочка» китайского строительного гиганта Haihua Industry Group ООО «Петро-Хэйхуа», ООО «Трансстрой» миллиардера Олега Дерипаски и АО «Строительное управление №1» (СУ №1).

Последнее входит в группу «МДС» тюменского предпринимателя Сергея Солодовникова, который в последние годы стал едва ли не основным подрядчиком Росавиации — его структуры выиграли конкурсы на выполнение строительных работ в зонах аэропортов Воронежа, Екатеринбурга, Магадана, Мурманска и Кирова.

В результате два первых претендента на «домодедовский подряд» по результатам предквалификационного отбора Росавиацией до конкурсов допущены не были, хотя по критериям цены и сроков исполнения контрактов их заявки вроде бы выглядели предпочтительнее (жалоба «Трансстроя» в ФАС и последующий иск в отношении Росавиации и СУ №1 были отклонены).

Предложение же СУ №1 построить перроны за 2 млрд рублей и достроить взлетно-посадочную полосу за 12,85 млрд рублей, напротив, устроило заказчика.

17 июля 2014 года между Росавиацией и СУ №1 были заключены государственные контракты и выплачены 3,4 млрд рублей в качестве аванса.

Немаловажная деталь: к моменту принятия решения о победителе конкурсов к СУ №1 имелись претензии со стороны той же Росавиации по предыдущему контракту от 17 декабря 2012 года — на выполнение работ по реконструкции первой взлетно-посадочной полосы, рулежной дорожки и мест стоянки самолетов.

Об этом органам следствия однажды расскажет Юрий Антипов, генеральный директор ФГУП «Администрация аэропорта Домодедово», которому были переданы функции заказчика федеральных объектов в зонах аэропорта: «Работы [по заключенному в 2012 году контракту] подрядчик выполнял с отставанием сроков, о чем Федеральному агентству воздушного транспорта докладывалось письменно, подрядчик со своими обязанностями не справлялся, в связи с этим привлечение его для выполнения работ на других объектах аэропорта нецелесообразно».

Получив деньги на новые объекты, СУ №1 привлек с десяток субподрядчиков, однако вскоре прекратил их финансирование. Случилось это, по словам руководителя одной из компаний-субподрядчиков, в первом квартале 2015 года: «Нас сначала немного проавансировали, а потом сказали: мол, деньги будут, работайте. В результате мы некоторое время строили бесплатно, а потом прекратили. Некоторые субподрядчики обратились в суд. Были и те, чьи работы не закрыли актами о выполненных работах, что не позволяло им идти в суд».

Юрий Антипов подтверждал эти сведения в своих показаниях, отмечая, что график выполнения строительно-монтажных работ на объектах нарушался на протяжении всего 2015 года: «За весь период строительства в адрес СУ №1 направлялось шесть претензий, а сама ситуация неоднократно докладывалась министру транспорта Соколову, а также зампредам правительства Дворковичу, который курирует транспортный блок, и Шувалову, который курирует программу подготовки к чемпионату мира.

Опасения Антипова понятны: длительный простой грозил срывом государственного заказа, предусматривающего введение перронов в эксплуатацию в конце 2015 года и взлетно-посадочной полосы — в конце 2016-го.

В апреле 2015 года на совещании у вице-премьера Аркадия Дворковича Сергей Солодовников пообещал «ликвидировать имеющееся отставание от графика в течение четырех месяцев» — на тот момент загрузка объектов техникой и людьми в Домодедово не превышала и 10%.

 
Протокол совещангия у Аркадия Дворковича

А летом Сергею Солодовникову устроил публичную выволочку помощник президента Игорь Левитин на совещании, проходившем в терминале воронежского аэропорта. Глава группы «МДС» повторил свое обещание.

 

Уголовное дело

Получив от ФГУП «ААД» сигналы о неотработанных авансовых средствах, в Домодедово пришли с проверкой исполнения бюджетного законодательства сотрудники Росфиннадзора. Вооружившись актом проверки, содержавшим сведения о многочисленных нарушениях при выполнении работ, Юрий Антипов обратился с заявлением в линейный отдел МВД аэропорта Домодедово.

В октябре исполняющая обязанности начальника линейного отдела Мария Запутряева вынесла постановление о возбуждении уголовного дела по признакам ч. 3 ст. 159.4 УК РФ (мошенничество в предпринимательской сфере). Тут следует отметить безалаберность органов полицейского дознания: в декабре 2014 года Конституционный суд вынес решение о декриминализации этого состава, в связи с чем 12 мая 2015 года «предпринимательская статья» утратила силу.

Тем не менее 26 октября дело было изъято у домодедовского следствия и передано в вышестоящий орган — управление на транспорте по Центральному федеральному округу (УТ МВД по ЦФО), где преступление переквалифицировали на мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ).

Именно в УТ МВД по ЦФО началось активное расследование этого уголовного дела: практически сразу оперативно-следственная группа провела серию обысков в офисе «СУ №1» и на строительном участке в Домодедово.

Вскоре оперативники пришли и на Нижегородскую улицу, в центральный офис Промсвязьбанка, основного расчетного банка группы «МДС», осуществлявшего финансовое сопровождение государственных контрактов и выдавшего СУ №1 безотзывную банковскую гарантию на 3,8 млрд рублей.

По словам источника, близкого к следствию, банк длительное время игнорировал запросы правоохранителей, поэтому руководством УТ МВД по ЦФО было принято решение о производстве выемки на месте.

«Действовали в составе 20 человек, большинство из которых — бойцы спецназа. Сразу положили на землю охранника. Служба безопасности банка перепугалась — за операцией наблюдали клиенты, которые могли подумать, что [у Промсвязьбанка] отзывают лицензию. Тогда следствию наручно была предоставлена вся информация», — делится собеседник.

Так следствие получило сведения о движении денежных средств по счетам компаний группы «МДС», которые вкупе с другими материалами позволили увидеть весь путь вывода бюджетных денег.

Деньги улетели в Тюмень

Как следует из банковских проводок, из полученного в июне 2014 года аванса на реконструкцию перронов в размере 601 млн рублей около 574 млн рублей в течение месяца были перечислены в качестве займов на счета компаний, входящих в холдинг Солодовникова: АО «МДС», АО «МДС-Групп», АО «Строительное управление №35», АО «Аэродромстрой» («АДС»), а также двух АО с идентичным наименованием — «НТПИ». То есть можно предположить, что полученные бюджетные деньги пошли на цели, не связанные с реконструкцией перронов аэропорта.

Аналогичным образом, судя по проводкам, была оприходована часть аванса, выделенного на реконструкцию взлетно-посадочной полосы: из поступивших 2,8 млрд рублей более 1,5 млрд рублей ушло на счета тех же компаний по договорам займов, уступки прав требования и аренды техники.

Вторую часть авансового платежа — в размере 1,23 млрд рублей — СУ №1 использовало на приобретение земельных участков в Тюменской области у индивидуального предпринимателя Андрея Замятина. Деньги на его счет все в том же Промсвязьбанке поступили 22 декабря 2014 года — через шесть дней после того, как Замятин заключил с СУ №1 договоры на продажу земельных участков и открыл счет в банке. Примечательно, что за три дня до получения денег от СУ №1 Замятину был перечислен 601 млн рублей от другой компании группы Солодовникова — «АДС». (Как и в предыдущем случае — в качестве оплаты по договорам купли-продажи земельных участков в Тюменской области.)

Как выяснилось, Замятин оказался довольно крупным латифундистом в Тюменской области: по данным Росреестра, по состоянию на конец 2014 года ему принадлежали 13 земельных участков общей площадью 450 га. Однако при проверке права собственности Замятина на эти земельные участки у следствия возникли сомнения в чистоте заключенных сделок с СУ №1. Дело в том, что Замятин якобы приобрел все свои земельные наделы 24 октября 2008 года у ООО «Комфорт» по договорам мены, согласно которым в качестве оплаты передал 20% долей в ООО «Виктория». Однако в «Виктории», по данным ЕГРЮЛ, Замятин не значился в числе учредителей, а сама компания была зарегистрирована незадолго до этих сделок и имуществом не обладала.

В ходе допроса Замятин подтвердил органам следствия, что никогда не владел активами «Виктории» и не был знаком с продавцом этих участков — владельцем и гендиректором ООО «Комфорт» Рафаилем Рахматуллиным. (Кстати, в Тюменской области в год «продажи» земель местные фермеры жаловались в газеты на захваты их участков.) Связаться с Рахматуллиным не удалось.

В день подписания договоров купли-продажи земель с СУ №1 Замятин выдал две нотариальные доверенности: Марату Тутватуллину — на регистрацию договоров мены земельных участков на доли в «Виктории» и Татьяне Венгерской — на представление его интересов в органах Росреестра Тюменской области.

В ходе допроса Замятин сообщил, что с Тутватуллиным и Венгерской никогда знаком не был. Правда, объяснить, как в его распоряжении оказались копии паспортов этих лиц и почему в доверенностях стоят его подписи, он не смог.

Любопытный штрих: регистрация и прекращение прав Замятина на проданные СУ №1 земельные участки состоялись 12 февраля 2015 года. То есть формально он владел участками ровно один день.

Договоры же с СУ №1 и «АДС» на продажу земель и передаточные акты Замятин, как следует из протокола его показаний, не подписывал.

Правда, это не помешало ему в 2015 году подписать в Промсвязьбанке расходные кассовые ордера на списание со своего счета 22,5 млн евро и 2,5 млн долларов, а также осуществить перевод на другие счета около 300 млн рублей. Эти деньги ранее были перечислены на счет Замятина СУ №1 и «АДС».

В ходе допроса Замятин не исключил, что в дату этих операций он мог быть в отделении Промсвязьбанка и «подписывать какие-то документы», однако настоял: сотрудники банка ему указанные суммы не выдавали. Также он заявил, что никогда не был знаком с Солодовниковым и другими лицами из числа руководителей холдинга «МДС».

Впрочем, несмотря на последнее заявление, косвенную связь Замятина с Солодовниковым можно обнаружить в ЕГРЮЛ. Замятин некоторое время являлся учредителем в ООО «Светосервис-С» совместно с Марией Кругловой, которой принадлежали доли в ООО «Промконсалт», где до 29 сентября 2015 года генеральным директором работал Сергей Казарин, одновременно возглавлявший входящие в группу Солодовникова АО «СУ №35» и АО «Инвестдорстрой».

 

Мягкая посадка

25 ноября 2015 года оперативники УТ МВД по ЦФО задержали Сергея Солодовникова в его загородном доме в поселке Горки-2 на Рублевском шоссе, а на следующий день решением Хорошевского районного суда он был помещен в следственный изолятор.

В своем ходатайстве о заключении Солодовникова под стражу старший следователь СУ УТ по ЦФО Шишов отметил, что «в ходе оперативно-следственных мероприятий была получена оперативная информация о взаимосвязи подозреваемого с Анатолием Бондаревым, занимавшим должность первого заместителя руководителя Федеральной службы воздушного транспорта (ФСВТ), а в настоящее время занимающим должность руководителя службы экономической безопасности АО «СУ №1», с помощью личных связей которого он воздействует на принятие решений правоохранительными, налоговыми и иными контролирующими органами, а также лоббирует коммерческие интересы АО «СУ №1» в Росавиации».

Бондарев в 1982 году окончил Высшую школу КГБ, после чего служил в органах госбезопасности, а в период 1996–2000 годов работал в руководстве ФСВТ. Связаться с ним нам не удалось.

По словам источника, близкого к следствию, полноценный допрос Солодовникова в день его задержания не проводился — в УТ МВД по ЦФО ограничились несколькими установочными вопросами, оставив основные следственные действия на потом.

Однако продолжить расследование сотрудникам УТ МВД по ЦФО не позволили — через два дня уголовное дело было изъято из их производства и передано в Управление по расследованию оргпреступности Следственного департамента (СД) МВД. Постановление об изъятии дела подписывал первый заместитель начальника СД МВД Юрий Шинин, в числе оснований для такого решения указавший «особую сложность расследования и необходимость проведения большого количества следственных действий».

 
Постановление об изъятии уголовного дела 

Уже после ареста Сергея Солодовникова и передачи дела в СД МВД в Москву из Санкт-Петербурга для производства следственных действий был доставлен Андрей Замятин.

По словам источника, близкого к следствию, в СД МВД решили «не применять меры к Замятину, оставив его в качестве свидетеля, хотя имелись все основания для его задержания».

«Несмотря на совокупность всех признаков состава преступления — подписание документов на продажу участков и обналички денег — Замятина отпустили на все четыре стороны. Да, он был номинальным лицом, и да — не держал, судя по всему, деньги в руках, но он принимал деятельное участие в сделках и как минимум должен был осознавать их противоправность», — высказывает свое мнение собеседник.

Замятин, с которым нам удалось связаться, подтвердил факт вызова на допрос: «Ребята проявили служебное рвение, скажем так, — забрали меня из Санкт-Петербурга, привезли поздно вечером в Москву. Подъехал адвокат, поговорил с ними. В итоге я приехал [в Следственный департамент] утром следующего дня, ответил на вопросы и уехал».

Спустя неделю после этих событий уголовное дело было прекращено, а мера пресечения Солодовникову в виде заключения под стражу — отменена.

Как следует из постановления старшего следователя СД МВД Владимира Кобца о прекращении уголовного дела, в материалах «отсутствуют достаточные данные, указывающие на совершение обмана, преднамеренного неисполнения Солодовниковым договорных обязательств и хищения денежных средств, выделенных для исполнения госконтрактов».

В итоге «большое количество следственных действий», которые совсем недавно анонсировал генерал Шинин, свелись к допросам Сергея Солодовникова, руководителей отдельных субподрядных организаций и генерального директора ФГУП «ААД» Юрия Антипова. Последний, что любопытно, после передачи дела в СД МВД дал диаметрально противоположные показания: он уже не видел ущерба в нарушении сроков выполнения работ генподрядчиком и едва ли не брал вину на себя.

Представитель ФГУП «ААД», куда мы обратились за комментариями, сообщила о запрете в контракте Юрия Антипова на публичные выступления и порекомендовала связаться с пресс-службой Росавиации. Там наш запрос оставили без ответа.

Солодовников в своих показаниях возложил вину за нарушение сроков реализации государственного контракта на заказчика, которым «своевременно не были переданы строительные площадки и не выдана разрешительная документация».

Вторили ему в своих показаниях и субподрядчики. Впрочем, следователь Кобец допросил руководителей лишь четырех компаний-подрядчиков — и среди них, по совпадению, не оказалось тех многочисленных директоров, жаловавшихся на невыплаты.

После прекращения уголовного дела материалы были переданы в ГУЭБиПК МВД. Многие из них, по словам наших собеседников, уже успели «потеряться», а в отношении сотрудников УТ МВД по ЦФО была начата служебная проверка на предмет превышения должностных полномочий. На этой неделе рапорт об оставлении своей должности подал начальник управления генерал Виктор Шимаров. В пресс-центре МВД на наш запрос не ответили.

Есть опасения, что в переданных гуэбовцам материалах уже могут отсутствовать сведения об использовании бюджетных денег на займы аффилированным компаниям и приобретение земельных участков у Андрея Замятина, поскольку в постановлении следователя Кобца о проверке этой информации нет ни строчки.

Между тем один лишь эпизод с Замятиным должен был как минимум заставить следователя задаться простым вопросом: как и кем индивидуальный предприниматель Замятин, занимающийся мелкой розничной торговлей, оказался втянут в сложный клубок купли-продажи земельных участков и обналичивания больших денег?

 

Ханты-Мансийское землячество

В ходе допроса Андрей Замятин не смог вспомнить, как он подписывал какие-то документы, но уверял следователя, что делал это по собственной воле и безвозмездно. Довольно необычно, но самыми содержательными и важными показаниями Замятина стали его ответы на установочные вопросы — где родился, учился, работал.

Замятин пояснил следствию, что с 1996 года занимался в Санкт-Петербурге операциями с недвижимостью: сначала — в качестве агента в ООО «Адвекс», а затем, с 2002 года — в должности руководителя отдела ООО «Торговая Финансовая Компания» («ТФК»).

В 2006 году он стал генеральным директором ООО «Годуновка», чуть позже — учредителем в ООО «СтройТехМонтаж» и генеральным директором в ООО «ЕПК Инвест». Учредителя последней компании Замятин в ходе допроса не вспомнил, что лишь подтверждает обоснованность подозрений сотрудников УТ МВД по ЦФО в использовании этого человека третьими лицами.

В 2011 году Замятин с большим бизнесом завязал, зарегистрировался как индивидуальный предприниматель и стал заниматься продажей аккумуляторов и блоков питания для ноутбуков.

В ходе допроса сотрудники Следственного департамента МВД интересовались у Замятина историей его знакомства и характером отношений с руководителем и совладельцем компаний, в которых тот трудился «директором» и «учредителем», Сергеем Беляковым.

При этом следователи, кажется, незаслуженно обошли вниманием другого «работодателя» Андрея Замятина — его родного дядю Владимира Калашникова, чей сын Вячеслав Калашников значился совладельцем в «Адвексе» и «ТФК» (где Замятин фактически начинал свой трудовой путь).

Владимир Калашников — бывший заместитель в правительстве Тюменской области и советник в администрации президента. Получить комментарии Владимира Калашникова не удалось.


Андрей Замятин (крайний слева) и Владимир Калашников (крайний справа)

Андрей Замятин оказался связан не только с сыном Калашникова по коммерческой линии, но и с самим экс-советником — на ниве общественной: оба, по данным ЕГРЮЛ, были учредителями межрегиональной общественной организации «Ханты-Мансийское землячество Санкт-Петербурга».

Когда мы расспрашивали Андрея Замятина о деталях его привода на допрос в Следственный департамент, он охотно нам все рассказывал. Но как только речь зашла о продаже земельных участков и других «бизнес-проектах», а также о роли родного дяди в сделках, собеседник прервал диалог: «Вы думаете, я отвечу вам на этот вопрос? Без комментариев».

Написать комментарий 0 комментариев

Рейтинг@Mail.ru