15:28 | 25.07.2016 г. | Ystav.com

Как трансформировался информационный фон вокруг губернатора Свердловской области

Информационный фон вокруг Свердловского губернатора претерпел грандиозную перемену. Почти полностью ушла конфликтная повестка. Ситуацию прокомментировал профессор УрГЭУ, эксперт по конкурентной разведке Евгений Ющук:

На мой взгляд, причины изменения медийной обстановки в Свердловской области носит системный характер. Чтобы попытаться понять его суть, надо сделать экскурс в историю вопроса.

Примерно 20 лет существовало противостояние по линии «Город-Область», которое было уникальным для России.
Объективными причинами этого конфликта были попытки «властной вертикали» взять под контроль город Екатеринбург, и закономерное нежелание «Города» быть взятыми под контроль.

Властной вертикалью системно двигало стремление контролировать политическую обстановку, а фоном – стремление контролировать финансовые потоки. «Город» системно стремился сохранить финансовые потоки под своим контролем, а политика для него была лишь инструментом, позволяющим это делать.

Но такая ситуация не уникальна, это общая история для большинства крупных городов России.

Уникальной ситуацию в Екатеринбурге сделали, на мой взгляд, субъективные факторы – личные качества Владимира Георгиевича Тунгусова и прежде всего его умение выстраивать многоходовки, учитывающие механизм работы властных структур всех уровней, а также интересы отдельных участников политического процесса.

При этом должность, занимаемая В.Г. Тунгусовым, была слишком маленькой, чтобы его активность фиксировали с высоты кремлевских башен. Фактически, Владимир Георгиевич скопировал американскую систему власти, когда те, кто реально управляет страной, не занимают выборных должностей, но расставляют на такие должности нужных им людей, а сами предпочитают сконцентрироваться на стратегии и деньгах.

До примерно 2010 года медийные войны в Екатеринбурге и Свердловской области не сильно отличались от тех, которые шли в целом по стране и представляли собой инерцию 90-х, с тенденцией к затуханию.

Примерно в 2009 – 2010 году появилось мощное «белоленточное» движение, ставившее целью оспорить результаты грядущих выборов в Госдуму и сорвать переизбрание Путина на пост Президента России.

В Свердловской области это движение было персонифицировано Леонидом Волковым, имевшим массовую поддержку в среде айтишников, т.к. он был ответственным за развитие мощной айтишной структур – «СКБ Контур», и айтишники, желавшие приобщиться к сотрудничеству с этой компанией, проходили через него, где и знакомились с ним.

Сначала Волков «прыгал» на мэрию Екатеринбурга, но очень быстро перешел к сотрудничеству с ней. Он не входил в «ближний круг» мэрии, поэтому такое сотрудничество носило ситуативный характер.

Принципиально оно заключалось в том, что «белоленточные» атаковали губернатора (тогда это был Александр Мишарин) и не трогали мэрию. Атаки на губернатора позволяли мэрии заниматься «сносом» Мишарина, а именно перманентный снос губернаторов и обеспечивал сохранение статус-кво для мэрии.

Новый губернатор некоторое время вникал в суть проблематики региона, потом начинался его «снос», потом появлялся новый губернатор – и процесс мог бы повторяться бесконечно, с теми или иными вариациями на тему причин «сноса» губернатора. Стандартная реакция Москвы: «Если регион бурлит и нестабилен – значит, губернатор не справляется».

Однако, когда начали сносить третьего по счету губернатора – в данном случае Евгения Куйвашева – стало понятно, что стандартный подход не срабатывает.

Кроме того, усиление белоленточных привело к тому, что в Свердловской области стихийно начало формироваться патриотическое движение «снизу». Центром кристаллизации выступил Сергей Колясников. Именно его усилиями Екатеринбург стал превращаться в «самый белоленточный город России» - что, в общем-то, действительности соответствовало.

Одновременно с этим губернатор Куйвашев, видимо, сделав выводы из опыта предшественников, начал планомерно отбирать у мэрии источники финансирования (в том числе «серые») - такие, как распоряжение землеотводами, рекламный рынок, бюджеты здравоохранения и образования и так далее.

А проведение в жизнь реформы местного самоуправления могло лишить мэрию и аппаратного веса. Причем реформа – путинская, открыто противодействовать ей мэрия не могла себе позволить, это была бы уже не «прокси-война» силами разного рода оппозиции, а открытое противодействие Кремлю.

Но в Екатеринбурге находится Генконсульство США и штаб Центрального военного округа – одного из крупнейших в России. Нестабильность в таком регионе представляет опасность уже по направлениям, выходящим за пределы компетенции управления внутренней политики Администрации президента.

Поддержка «белоленточных» в современных условиях «Крымнаш», санкций и новых выборов в Госдуму, а потом и президентских, стала практически невозможна.

КПРФ, разного рода проходимцы, внезапно самоназвавшиеся патриотами и недалекий, но наглый и исполнительный Ройзман не могли обеспечить ни нужной массовки, ни нужного накала страстей.

Попытки дестабилизации обстановки «медийно-диверсионными группами», которые поехали по городам области и выдавали картинку «бурлящего региона», эффект давали, но побочным действием оказалось растущее раздражение Кремля, и раздражение уже не столько губернатором, сколько самим фактом дестабилизации и теми, кто ее организовал.

Если не заниматься разбором вопроса, кто с кем где договаривался о прикрытии по разным вопросам (что и обеспечивало неприкосновенность мэрии долгое время) а говорить сразу укрупненно и в контексте конечного результата, то Кремль отложил в сторону стандартные подходы и стал вникать в причины поддержания нестабильности. А отсюда вышел на организационное решение.

Итогом стала «миротворческая операция», когда в одну лодку усадили и губернатора, который не смог «задавить мэрию», и мэрию, которая «не захотела мирно решать вопросы».

Как я понимаю происходящее, сейчас оба Главнокомандующих «армиями» и прочими «комбатантами медийного поля» находятся на «исправительных работах» по проведению выборов.

По итогу этих работ наверху будут думать, что с ними делать дальше. И если для Губернатора это ситуация, в целом привычная (для чиновника нормально знать, что его могут выгнать с работы в любой момент, если так решит начальник), то для Владимира Георгиевича это, возможно, новый опыт (это явно не та уютная «норка», в которой он жил все это время).

Что будет потом – я не знаю, потому что такого опыта еще не было, и потому что у Куйвашева довольно большой опыт жизни в структурах госвласти, у Владимира Георгиевича – острый ум и талант находить решения, которые выгодны, как минимум, не только ему, но и руководству, а еще есть несколько финансово-промышленных групп, имеющих стратегические интересы в Свердловской области.

В итоге мы можем в будущем увидеть самые причудливые союзы, вплоть до искренней дружбы Куйвашева с Тунгусовым. Кстати, давайте не будем забывать: Мишарина, в общем-то, мэрия «сносила» в союзе с Полпредом. Фамилия Полпреда в тот момент была Куйвашев. Так что, подобный союз не просто возможен, а в определенной степени не будет принципиально новым.

Вообще, вся суть профессиональной политики – так сказать, «проектная»: возникновение временных союзов, их распад при достижении определенного рубежа, и затем возникновение новых союзов – в том числе прямо противоположной направленности.

Написать комментарий 1 комментарий

Билаус
Билаус

четко разложено

Ответить

Рейтинг@Mail.ru