18:30 | 26.02.2016 г. | Ystav.com

Как сажают людей в России

О том, как работает российское правосудие, журналистам «Радио Свобода» удалось узнать совершенно случайно. В руки СМИ попала переписка московских следователей, из которой стало известно, как было сфабриковано дело об угоне автомобиля.

С самого начала в деле было много нестыковок. Но это не смутило московских следователей. В своей переписке они обсуждали, как им лучше всего замаскировать нестыковки перед судом. В результате двое подсудимых были приговорены к двум годам лишения свободы.

В деле было двое подозреваемых. Филипп Романов был сотрудником одной из компаний, поставляющих продукты в магазины, а Сергей Буланов был мелким предпринимателем. В ночь на 26 марта 2014 года у них была деловая встреча с деловым поставщиком. До семи утра Филипп Романов и Сергей Буланов были вместе. Той же ночью из гаража элитного дома на Можайском шоссе были угнаны автомобили BMW X5 и BMW X6. Первый автомобиль удалось найти, а второй следователи нашли припаркованным во дворе дома, в котором жил Романов вместе со своей женой.  26 марта в 16-00 Буланов вместе с Романовым вышли из дома и были задержаны оперативниками по подозрению в угоне.

На аресте подозреваемых настаивала следователь Анастасия Баряева из ОВД Можайского района. Как следует из переписки, расследование ей далось непросто:

«И вообще это дело по бэхе жесть какое стремное, доказухи 0, алиби есть, свидетелей нет, короче полная жопа и я уже начинаю думать что и правдп они ее не ******* [угоняли], а прост ******** [угнанную] купили» (орфография и пунктуация сохранены)».

Расследование продолжилось. Интересно, что в показаниях путались не подозреваемые, а оперативники. Не понятно, подозреваемые были задержаны возле машаины или находились внутри? Где находились ключи от угнанной машины – нашли ли их у Романова при задержании  или же он выкинул их? Заводил ли подозреваемый автомобиль или нет? В деле было действительно много нестыковок, которые Баряевой пришлось сгладить:

«Нель, я дико извиняюсь, <…> я в ******** [обвинительном заключении] показания [оперативника] тутушкина пишу последние, где он пишет правильный адрес и говорит, что они в машине, да?» — спрашивает Баряева у своей начальницы Нелли Тростянской.

«Да, указываем только правильные показания», — отвечает та.  

 

Из переписки стало ясно, что даже заключения экспертов в деле были подделаны. В заключении экспертов сказано, например, что ключом, который нашли у Романова, нельзя открыть BMW. Однако в заключении сказано, что ключ предназначен для открывания автомобиля. Этого аргумента следователям показалось достаточно, чтобы привести его как доказательство виновности.  

Не исключено, что следователи даже подделали подписи подозреваемых на протоколе осмотра места происшествия:

«Настя, я забрала заключение, нормальное, нам подойдет такое)))», — пишет Баряевой начальница. 

Самое интересно в этом деле то, как собственно, была найден а переписка следователя. Жена подсудимого Романова Инесса Бирюкова рассказала, что сразу после задержания мужа оперативники стали вымогать у нее деньги. Сначала 1 млн рублей, затем «аппетиты» стражей порядка возросли до 5 миллионов рублей. Три миллиона родственникам удалось собрать, но деньги так никто и не забрал. Во время следствия Инесса Бирюкова часто встречалась со следователем Баряевой и даже подвозила ее на собственном автомобиле до СИЗО, в котором содержался Романов и даже однажды забрала ее из ресторана, в котором Беряева вместе с коллегами отмечали корпоративно. В тот вечер Анастасия Баряева оставила свой телефон в машине Бирюковой. Спустя несколько дней телефон нашли сотрудники автомойки, в которой Бирюкова оставила свою машину.

Из переписки выяснились интересные подробности расследования дела об угоне. Когда защита попыталась использовать переписку следователей в качестве доказательства невиновности подсудимых, суд отказался рассматривать ее как доказательство, полученное недолжным образом. В итоге в июле 2015 году суд вынес приговор – Романова посадили на 8 лет в колонию строгого режима, а Буланову дали 7 лет общего. В октябре 2015 года суд «скосил» срок Буланову до 5 лети лишения свободы с учетом, что у него ранее не было судимостей.

Судя по переписке следователей, Баряева решила, что Романов должен сидеть максимально возможный срок, а Буланову можно смягчить наказание.

Самое поразительно то, что обе сотрудницы полиции – следователь Анастасия баряева и ее начальница Нелли Тростянская продолжают работать в ОВД «Можайский». Более того, сообщают, что Баряева была даже удостоена повышения по службе – стала старшим лейтенантом юстиции. Филипп Романов и Сергей Буланов продолжают сидеть. Суд переписку следователей в качестве доказательства сфабрикованной дела об угоне признавать отказывается.

Написать комментарий 0 комментариев

Рейтинг@Mail.ru