12:43 | 04.04.2016 г. | Ystav.com

Как идет война в Нагорном Карабахе?

Неполное прекращение огня Конфликт в Нагорном Карабахе. Репортаж Ильи Азара

Полномасштабные военные действия с применением танков, артиллерии и вертолетов начались в Нагорном Карабахе в ночь с 1 на 2 апреля. Не сумев существенно продвинуться вглубь Нагорного Карабаха, в воскресенье, 3 апреля, Азербайджан объявил, что в одностороннем порядке прекращает военные действия. Специальный корреспондент «Медузы» Илья Азар побывал в непосредственной близости от линии фронта и выяснил, что как минимум в городе Мардакерт на севере Нагорного Карабаха 3 апреля по-прежнему разрывались снаряды: среди мирных жителей есть погибшие. 

Мардакертский район непризнанной Нагорно-Карабахской республики (НКР) на востоке граничит с Азербайджаном, а на севере с Шаумянским районом НКР, который контролируется Баку. Сам город Мардакерт находится в нескольких километрах от линии соприкосновения (иначе говоря, границы) с Азербайджаном.

Основные столкновения между войсками армии НКР и Азербайджана произошли здесь и на юге, в Мартунинском районе. В воскресенье, 3 апреля, в Баку объявили об одностороннем прекращении огня, поскольку военные задачи армии Азербайджана были выполнены — взяты стратегические высоты и два села (Талиш и Сейсулан) в Мардакертском районе.

Тем не менее, пресс-секретарь минобороны Нагорного Карабаха Сенор Асратян днем 3 апреля рассказывал «Медузе», что азербайджанские войска продолжают бомбить из гаубиц как позиции войск НКР в Мардакертском районе, так и жилые кварталы города Мардакерт.

Мардакерт находится в 62 километрах к северу от столицы Нагорного Карабаха Степанакерта. Дорога сначала идет на восток вглубь Нагорного Карабаха, минуя старую полуразрушенную Аскеранскую крепость — здесь на то, что рядом идет война, не указывает ничего (на трассе Ереван-Степанакерт утром 3 апреля мне тоже не встретились ни колонны военной техники, идущие в Карабах, ни машины с беженцами, уезжающие от войны в обратном направлении).

В районе города Агдам дорога заворачивает на север и тянется к Мардакерту вдоль линии соприкосновения с Азербайджаном.

Агдам — это практически полностью разрушенный город-призрак, где до войны 1991–1994 годов делали знаменитый одноименный портвейн и проживали в основном азербайджанцы. Здесь вдоль дороги кое-где стоят солдаты армии НКР и роют окопы, а на трассе попадаются БТРы и военные грузовики, которые тащат за собой гаубицы с зачехленными дулами. Мобильный телефон здесь в роуминге подключается к азербайджанскому оператору.

В какой-то момент навстречу на большой скорости (по дороге вдоль линии соприкосновения ездят только так, чтобы уменьшить риск попадания снаряда) друг за другом проносятся три желтых рейсовых автобуса. Водитель поясняет мне, что они отвезли на фронт очередную партию добровольцев.

https://ystav.com/vypuschennye-v-nagornom-karabahe-snaryady-upali-v-iraneНакануне в минобороны Азербайджана сообщали, что армия взяла возвышенности вокруг села Талиш. Что именно происходило там 3 апреля, непонятно, так как обе стороны утверждали, что контролируют село или его большую часть. Жители Мардакерта говорят, что Талиш не целиком контролируется армией НКР, а в армянских СМИ в воскресенье появились фотографии якобы расстрелянной там азербайджанскими солдатами пожилой семьи. 

Гибель семьи в понедельник, 4 апреля, «Медузе» подтвердили глава комиссии парламента НКР по здравоохранению и социальным вопросам Арам Григорян и депутат парламента НКР Георгий Петросян. По их словам, из села Талиш эвакуировали людей, но эти граждане уходить отказались и стали жертвами «диверсионной группы». Сейчас, утверждают депутаты, село полностью освобождено.

В самом Мардакерте, небольшом городке с частными одноэтажными и двухэтажными домами, разрушения не катастрофичные, но они есть. Вечером 3 апреля в небе над Мардакертом примерно раз в 15 минут свистят снаряды. Еще чаще громыхает где-то на линии фронта. Армия НКР ведет и ответный огонь, хотя военные и местные жители стараются об этом лишний раз вслух не упоминать.

Перед трехэтажным зданием администрации Мардакертского района осколками повалены кипарисы. На первом этаже беседуют оставшиеся в городе местные жители — только мужчины; женщины и дети — эвакуированы. «Мы собираемся стоять до последнего и будем гнать врага. Это наши земли, наша родина. Никто из нас не хочет воевать, мы чужих земель не хотим, но хотим мирно жить. Мы не уйдем, и эти бомбежки нам не страшны», — говорят они.

На втором этаже в приемной главы района мужчины спокойно пьют чай, а сам глава района Владик Хачатурян, одетый в камуфляж, дает пресс-конференцию. Хотя в его кабинете нет ни одного армянского журналиста, говорить на русском он решительно отказывается. «Мардакерт бомбят, начиная со 2 апреля. Только сегодня на город упало 34 снаряда», — рассказывает он. Пострадавших, по его словам, в Мардакерте нет.

Экскурсию по обстреливаемому городу мне проводит местный житель Ройтман Галустян. Он говорит, что накануне, когда он вывозил из города детей, буквально в десяти метрах от него разорвался снаряд.

Галустян родился в Мардакертском районе, но потом переехал в Одессу, где прожил 28 лет и «был представителем [бывшего президента Украины Виктора] Януковича». «В связи с украинскими событиями я оттуда уехал, но вот и на родине началась эта катавасия. Я знал, куда я еду, но решил, что лучше приехать и свою родину защищать, чем там с бендеровцами иметь дело», — говорит он мне.

Мы проходим мимо нескольких домов с выбитыми от ударной волны стеклами — в одном доме снаряд попал в крышу кухни, в другом дворе от падения снаряда образовалась воронка. Около серьезно разрушенного двухэтажного дома стоит местный житель Гурген. «Я еще сегодня ночью здесь спал, а днем [3 апреля] вышел и пошел в администрацию, когда в мой дом попал снаряд», — рассказывает Гурген. Теперь он собирается уезжать в село неподалеку, куда еще накануне отправились жившие с ним в доме родственники.


Галустян уверяет меня: заявления Азербайджана, что наступление спровоцировали провокации со стороны НКР — «вранье». «Я больше года как снова здесь живу, и народ настроен на то, чтобы мирно жить. Карабахские армяне очень миролюбивые и спокойные люди, они всегда пытаются уйти от конфликта, хотя если соберутся драться, то уже не останавливаются,

— говорит «Медузе» бывший работник одесской Партии регионов.

Он считает, что азербайджанцы «боятся всерьез войти в Нагорный Карабах». «Они знают, что получат серьезный отпор. Когда война, то идут веерные обстрелы, а тут снаряды падают только время от времени. Вообще нас тут каждую неделю обстреливают, и народ уже привык, не обращает особого внимания», — философски говорит Галустян, действительно будто не замечая раздающегося прямо во время его слов свиста очередного снаряда.

Представитель МИДа Нагорного Карабаха, который сопровождает поездку в Мардакерт, не так спокоен: «Во время этой эскалации они начали использовать даже вертолеты. У нас периодически бывают обострения, но такого после завершения войны в 1994 году не было».

Пока я был в Мардакерте, ни один снаряд в центре города не разорвался (хотя другим журналистам повезло меньше): судя по всему, азербайджанские силы стреляют из-за линии соприкосновения по позициям над городом, но по каким-то причинам иногда попадают и по жилым кварталам (может быть, потому что около самого Мардакерта тоже окопались войска НКР).


Еще хуже, по некоторым признакам, ситуация в селах Талиш и Мадагис, которые находятся севернее Мардакерта. По словам главы района Хачатуряна, именно эти села начали обстреливать первыми в четыре утра 2 апреля.

Когда в этих селах увидели, что бомбят в основном школы и детские сады, то начали эвакуировать детей, а позже эвакуировали всех жителей поселков,

— говорит глава района. По его словам, оценить число пострадавших в селе пока невозможно, потому что там еще идут бомбардировки.

В столице Нагорного Карабаха Степанакерте совершенно спокойно, эхо артиллерии сюда не долетает. Впрочем, на улицах в воскресенье очень малолюдно, закрыты практически все магазины, кроме продуктовых; не работают и рестораны. Как рассказывают «Медузе» в одной из гостиниц Степанакерта, накануне был выпущен соответствующий указ. В самой гостинице, правда, этим вечером празднуют свадьбу. «Понимаете, мужчина из России женится на девушке из Нагорного Карабаха. Понятно, что не время праздновать, но давно было все договорено, а они же не могли знать, что у нас будут такие события», — объясняет администратор. Впрочем, уже около восьми вечера празднование завершилось.

Утром 4 апреля депутаты Петросян и Григорян сказали «Медузе», что обстрелы продолжаются на 5–10-километровом участке линии соприкосновения.

Написать комментарий 0 комментариев

Рейтинг@Mail.ru