15:39 | 17.03.2016 г. | Ystav.com

Как челябинские бизнесмены на школьном питании заработали

За последние годы Челябинская область стала территорией громких дел и показательных тем. Сначала – отставка губернатора Юревича, после – маршрутные войны, арест Сандакова и медицинское дело Тесленко – словом, региону было, чем «похвастать» на протяжении всего этого времени.

Одним из наиболее выделяющихся дел стало дело о хищении на питании в школах. Компании, осуществлявшие поставки продуктов для образовательных учреждений, одна за другой проходили процедуру банкротства. Общественность заинтересовала не столько существующая коррупционная схема, сколько личности, стоящие за ней.

Журналистское расследование дало результат – в кругах челябинской элиты прошел слух о причастности к делу одного влиятельного бизнесмена, обладающего связями в правоохранительных органах. Но обо всем по порядку.

Тандем Бесидский-Бондарь

Вот уже на протяжении почти шести лет, с 2010 года, регион потрясают скандалы из сферы школьного питания. Компании то и дело уходят на банкротство, теряют десятки миллионов рублей, которые утекают неизвестно, куда. В каждом деле задействованы подрядчики и субподрядчики: от торговых компаний, занимавшихся организацией поставок продовольствия, до непосредственных организаторов процесса питания школьников.

Знакомые региону наименования, такие как «Школьное питание», «Урал ПродКом», «ЗлатПродТорг», «Продуктовая компания МИР. Хитросплетений много, а фигура в центре всего этого, по сути, одна – многие муниципальные служащие и люди от бизнеса говорят о том, что руководил поставками бизнесмен Олег Бондарь.

Но вопрос даже не в том, кто обслуживал предприятия школьного питания, вопрос больше в том, кто кредитовал субподрядчиков и контрагентов. Здесь на сцену и выходит Михаил Бесидский, бизнесмен, руководящий предприятием, выдающим частные займы.

По данным источников, именно предприятие Бесидского занималось кредитованием фирм-фигурантов шумного дела о школьном питании. Десятки миллионов рублей были заработаны на займах этим фирмам, причем через Бесидского же осуществлялось и банкротство компаний.

Так, еще в 2011 году компания «Школьное питание» заявило о своем банкротстве – убытки компании еще годом ранее составили 12.5 миллионов рублей, в то время как по судебным искам от поставщиков им было и вовсе не расплатиться – более 54 миллионов рублей.

Летом 2014 года в отношении Олега Бондаря завели уголовное дело по статье «мошенничество». А за год до этого события его пытались убить – в 2013 году на бизнесмена совершили покушение, заказчиков и исполнителей которого не нашли по сей день. Сам Олег Бондарь скрывается в Израиле.

Интересно во всей этой ситуации другое: Бондаря гоняют, в то время как Бесидский вполне спокойно продолжает заниматься бизнесом в регионе, при этом особо не скрывая, что ему удалось заработать деньги на школьном питании.

И Михаилу Бесидскому действительно интересно «выжимать» долги с предприятий, ведь согласно документам арбитражного суда, они задолжали некоему заводу УЗМК более 100 миллионов рублей, в то время как этот завод в действительности аффилирован самому Бесидскому. Но и здесь интересный момент, ведь по факту никакого завода в действительности нет.

Казалось бы, с Бесидского и взятки гладки, однако же нет: даже в открытых источниках можно обнаружить немало арбитражных дел, в которых были так или иначе замешаны компании и фирмы бизнесмена, причем связаны эти дела, как ни странно, со школьным питанием.

Суммы в сотни миллионов рублей перетекали туда-сюда, при этом всегда оставаясь в руках Михаила Бесидского, который контролировал собрание кредиторов большинства этих фирм через ЗАО «Уральский завод медного кабеля».

При этом, по СМИ предприниматель очень мало известен, можно сказать, что информавции о нем почти что нет. Ранее трудился в дорожной отрасли, приходится зятем экс-министру дорожного хозяйства и строительства региона Валерию Шопову.

Свои первые связи и капитал Бесидский заработал еще при губернаторе Петре Сумином. Удивляет другое – уход Сумина никак не отразился на делах Бесидского, он продолжил развитие предприятий при Юревиче, и позднее – при Борисе Дубровском. Благодаря своей выживаемости в условиях постоянной смены элит, Бесидский заслужил звание «непотопляемого» бизнесмена.

В том числе, по мнению экспертов, оставаться на плаву предпринимателю позволяет почти полное отсутствие публичности его деятельности – он занимается небанковским кредитованием, в том числе, выдавая ссуды и проводя операции через тот самый завод медного кабеля, который упоминался ранее – ЗАО УЗМК.

Однако никто из сферы производства и торговли кабельной продукцией не смог вспомнить такого игрока на рынке. Оно и неудивительно – как оказалось, завод расположен не в промышленных помещениях и цехах, а в одной из квартир многоквартирного дома.

Офис номер 30, являющийся одновременно 30 квартирой в доме по адресу город Челябинск, улица Курчатова, 16, приходится помещением сразу для нескольких организаций. В том числе, целого кабельного завода.

В итоге, ссуживаемая сумма сначала заводится займом на одно из принадлежащих ростовщику юридических лиц, скажем, тому же «заводу». Далее он выдает деньги под 6–8 % годовых, а в это же время с заемщиком подписывается еще дополнительное соглашение, в результате чего фактическая ставка по займу увеличивается еще на 30–40 % годовых. В итоге образуется огромный процент, который заемщик, по всей видимости, вносит наличными, в то время как сам транш по процентам нигде не фиксируется и не отражается.

В итоге Бесидский и его бизнес «прирастают» неучтенными денежными средствами на сотни миллионов рублей. Почему никто не видел этого? Так и тут ничего сложного – Михаил часто любил упомянуть, что у него есть влиятельные друзья в различных ведомствах и структурах.

Позднее оказалось, что за именами этих покровителей не нужно далеко ходить – жена бизнесмена, дочь экс-министра дорожного хозяйства области, Екатерина Бесидская (в девичестве – Шопова) является старшим помощником Челябинского областного прокурора.

Сейчас она в декрете, но, тем не менее, продолжает нести прокурорскую службу. И попутно тратить большие суммы денег – казалось бы, офицерский китель должен делать человека скромнее, однако за минувшие годы чета Бесидских спустила на приобретение автомобилей больше миллиона долларов, на недвижимость в России и за рубежом – больше 10 миллионов долларов.

В гараже у семьи много эксклюзивного транспорта, среди прочего: BMW Gran Turismo и Gran Coupe, два Mercedes S-class, а также Porsche Cayenne Turbo и другие машины, а также техника вроде снегоходов и вездеходов.

Сама Екатерина богатства не слишком стеснялась, и на работу ездила преимущественно на BMW. Примечательно и другое – по декларации часть информации об имуществе семьи неожиданно сошлась. Но, все же, лишь часть.

В случае, если общественность всерьез задастся вопросом об имуществе и доходах как зампрокурора, так и ее мужа, занимающегося медным кабелем, возникнет определенный риск для обоих членов семьи. Впрочем, на этот случай у Бесидских, по некоторым данным, имеется недвижимость в США и в Израиле, куда уже бежал Бондарь.

Написать комментарий 0 комментариев

Рейтинг@Mail.ru