08:19 | 25.06.2016 г. | Ystav.com

«Ходили по квартире и плакали» Молодые британцы об итогах прошедшего референдума

23 июня Великобритания по итогам референдума поддержала «Брекзит», выход государства из Европейского Союза.

При явке в 72% населения — самый высокой с начала 1990-х годов — лишь 48% проголосовали за то, чтобы Великобритания осталась в ЕС

Проигравшей стороной референдума, судя по социологическим данным, предшествовавшим «Брекзиту», следует считать молодых образованных британцев, которые выступали за сохранение страны в Евросоюзе.

С некоторыми из них по просьбе «Медузы» поговорила журналистка из Лондона Катерина Никитина. 

Филипп Керл, глава финансово-технологической компании

Мы только что поддержали расиста Найджела Фаража (лидер Независимой партии (UKIP), поддержавший «Брекзит»), дестабилизировали Европу и, возможно, отдали себя в руки мистеру Путину.

Это убийственно. Я активно поддерживал кампанию Stonger In — за то, чтобы остаться в ЕС, — и люди, которые участвовали в этом со мной — молодые, красивые, глубоко думающие. Они все остались за бортом. У меня здесь живут друзья со всего мира, сегодня утром я прочитал порядка 40 сообщений от них, что они больше не чувствуют, что им здесь рады. Лондон — мировая столица финансов, многие из этих людей работают в финансовой сфере, платят большие налоги, и это ужасно для страны, что они здесь больше не могут себя чувствовать на своем месте. Я сам приехал много лет назад из Австралии, моя жена американка, у нас близнецы, которым 21 год, и у них три паспорта. Сегодня ходили по квартире и плакали.

Мой бизнес ведется в Европе. Я не знаю, что с ним будет дальше. Все будет зависеть от условий, на которых Великобритания договорится с Европой. Откровенно говоря, ребята, выигравшие референдум, сами не верили, что это произойдет. У них нет никакой программы. Никто на самом деле не знает, что дальше произойдет.

Бен Уолтер, парамедик в «скорой помощи» (входит в NHS, систему национального британского здравоохранения)

Я чувствую себя раздавленным. Моя страна меня предала, и это трагический день. Быть частью ЕС — это была такая важная часть жизни Британии. Свобода передвижений, путешествий — такая невероятная привилегия! Многие говорили о том, что ЕС контролирует, что нам делать, я же думаю — это было хорошо, что британским политикам приходилось держать ответ перед другими странами: они не выходили за рамки.

Как это повлияет на мою жизнь? Говорили, что если мы выйдем из ЕС, много денег будет передано в NHS, и с этой точки зрения произошедшее должно вроде бы на мне хорошо отразиться, но я ни секунды не верю, что это случится на самом деле. Я думаю, что это просто ничего не значащие обещания. Деньги, которые якобы экономится на членстве в ЕС, потеряются в результате общего экономического упадка. В госпиталях у нас много португальских и испанских медсестер; если они уедут, нам просто будет не хватать персонала, и нагрузка на медицину станет еще больше. Наконец правительство сможет сказать, что NHS не справляется, давайте его приватизируем. Думаю, что через 10 лет наша медицина уже не будет свободной и бесплатной.

А что случится с миллионами британцев, которые живут и работают в других европейских странах? Почему о них никто не подумал?

Рут Эбби, Менеджер в IT-компании

Этим утром я почувствовала себя разочарованной, раздавленной, испуганной… Я могу продолжать этот список. Я вижу два уровня катастрофы. На глобальном — Британия показывает, что хочет быть изолированной, не хочет быть частью общего мира.

На локальном — мы потеряем гораздо больше, чем приобретем. Мы потеряем торговые условия, гранты от ЕС, защиту… Люди часто даже не понимают, что многое из того, что мы сегодня имеем, мы имеем благодаря ЕС. Например, рабочие права, законы, защищающие экологию. Для нашей компании это тоже не самый удачный день. Мы глобальная компания, работающая во всей Европе, мы зависим от свободного движения денег, от свободы перемещения людей, мы зависим от информации. Думаю, мы справимся с новыми вызовами, но на это может уйти несколько лет.


Сторонники кампании за то, чтобы Великобритания оставалась в Евросоюзе, сразу после оглашения результатов референдума, 24 июня 2016 года. Фото: PA / Scanpix / LETA

Том Войс, руководитель команды исследований Университета Саутгемптона

Нельзя сказать, что «Брекзит» пришел внезапно, но его последствия очень неожиданные. Премьер-министр Дэвид Кэмерон уходит в отставку, фунт падает, люди говорят об отсоединении Шотландии и Северной Ирландии. Это очень грустно слышать. Я не большой поклонник Кэмерона, но сейчас боюсь, что его заменит бывший мэр Лондона, сторонник «Брекзита» Борис Джонсон.

Учитывая популярность Трампа, не удивительно, что повышается популярность лидеров, которых вначале все могут воспринимать лишь как клоунов. В любом случае, все это очень плохие знаки для будущего нашей политики.

Габриэла Симониду, старший консультант в финансовой компании

Должна признаться, я не верила всерьез, что это случится, поэтому даже не успела до конца продумать возможные сложности, хотя следовало бы… Нам придется ожидать изменения бизнес-моделей внутри компании, а также, скорее всего, перемещать казначейские функции компании в другие страны ЕС, в особенности это касается международных банков.

Натали Уоллер, специалист по HR

Страшна нестабильность — непонятно вообще, что будет. Я не понимаю, как такое могло произойти, просто в шоке. Два дня назад у нас родился первый ребенок: он будет британцем и австралийцем — по первому паспорту мужа.

Эстония, гражданкой которой я являюсь, к сожалению, не разрешает двойного гражданства. С иммиграционной точки зрения «Брекзит» на нас не отразится. Но с экономической — у нас здесь квартира, и что будет с ней, непонятно. Мы хотели продавать сейчас квартиру и покупать новую, побольше, но скорее всего, цены на жилье начнут падать, а проценты по ипотеке расти. В плане инвестиций все будет, конечно, сложно, и отразится это на всех.

Катерина Никитина, Лондон

Написать комментарий 0 комментариев

Рейтинг@Mail.ru