07:43 | 01.03.2016 г. | Ystav.com

Главный судья Свердловской области согласен с Владимиром Путиным

Президент России Владимир Путин выступил на семинаре-совещании судей. На нем он обозначил основные векторы развития судебной системы. В частности, точками роста глава государства назвал привлечение к делам коллегий присяжных, декриминализацию некоторых статей УК, взаимоотношения с предпринимателями, а также возрождение доверия к суду. В интервью РБК главный судья Свердловской области прокомментировал Владимира Путина

В интервью «РБК-Екатеринбург» Александр Дементьев, председатель Свердловского областного суда, расшифровал основные тезисы Владимира Путина.

- В одном из недавних голливудских блокбастеров со всем свойственным им гражданским пафосом прозвучала фраза о том, что иногда национальные интересы должны быть выше, чем справедливость и правосудие. Такое может быть в России?

- А что понимать под национальными интересами? В истории нашего правосудия, конечно, были несправедливые вердикты, сажали невиновных. Были политические процессы в 30-х годах, когда велось преследование не только диссидентов, но и самых обычных врачей, инженеров, учителей. Тогда существовали идеи, которые превалировали над принципами правосудия. Национальные интересы в какие-то времена могут быть выше справедливости, но в идеале не должны.

— В России многие считают, что судебная власть подвержена влиянию исполнительной, и в судах выносятся «политические» решения. Многие, в том числе государственные деятели, требуют провести судебную реформу, сделать суды независимыми, искоренить практику телефонного права. Предприниматели не считают себя защищенными в правовом плане. Кстати, и Владимир Путин на совещании говорил про доверие судам.

— В принятой недавно стратегии национальной безопасности сделан акцент на привлекательность российского правосудия. Для бизнеса привлекательность заключается в прозрачности принятия решений, в основном, по корпоративным спорам. Здесь речь идет в основном об арбитражных процедурах. При выполнении этой задачи, конечно, и страна для иностранных инвесторов станет привлекательнее. Что делать? Увеличивать открытость.

Если говорить только про российских граждан, то они должны быть удовлетворены степенью защиты конституционных прав и свобод. Пока мы мало обсуждаем эту стратегию и не очень понимаем, о чем идет речь.

— А какая принята единица измерения доверия к правосудию? Какие критерии важны?

— Действительно, уровень доверия — это показатель неконкретный, здесь нет четкого критерия. Можно провести соцопрос. Но кто будет выступать в качестве респондентов? Те, кто присутствовал на судебных заседаниях, или те, кто через посредников-интерпретаторов что-то слышал о процессах. Первых — единицы, вторых — тысячи.

Или другой пример. По статистике, в 90% случаев дела остаются на уровне первой инстанции. В общей массе почти никто не подает апелляцию. Это показатель доверия к суду или нет?

— «Создать условия для безопасной работы бизнеса», — еще одна цитата из Путина. Порой создается ощущение, что предпринимателю никогда не выиграть в суде у властей. Выстраивая свои отношения с бизнесом, государство порой действует как шулер при игре в карты.

— 80% предпринимателей выигрывают в арбитражах в спорах с налоговой инспекцией. Можно, конечно, вести разговор о конкретных делах. Но посмотрите, что делается системно. Десять лет не принимался Кодекс административных судопроизводств. И вот теперь благодаря Верховному суду и лично его председателю Вячеславу Лебедеву этот документ у нас есть. Что он дает? Расширение возможностей спора гражданина с властью. Он дает упрощенный порядок судопроизводства.

Сказать, что у предпринимателей нет шансов в спорах с государством, — неправильно. Для примера, за три месяца в упрощенном порядке в районных судах было рассмотрено 10,5 тысяч дел. Треть из них касались обжалования действий судебных приставов, должностных лиц, обжалования принятых нормативных актов. То есть человеку что-то не понравилось — он идет в суд и проверяет: законно или не законно.

Другой разговор, когда под видом предпринимателей, создав видимость предпринимательской деятельности, кто-то что-то хочет урвать или удовлетворить свои политические амбиции. Их имена у всех на слуху.

— Тем не менее на память приходит несколько десятков несправедливых судебных решений. Это касается не только гражданских дел и не только внутри области. Система сдает сбои повсеместно.

— Это как раз относится к теме, о которой я говорил ранее: доверия к суду. Посмотрите, после приговоров по резонансным преступлениям Facebook, средства массовой информации наполнены мнениями «экспертов». Причем все рассуждают в одном ключе:

Есть решение, которое бы меня устроило, и оно автоматически становится справедливым, а есть несправедливое решение». Но поймите: оценивать деяние должен только суд, с учетом всех показаний, обстоятельств, а не конкретный индивид, руководствуясь личным восприятием.

Вспомните девушек, которые плясали в храме Христа Спасителя. Комментаторы четко выражали отношение: по их мнению, если бы была условная мера наказания, то это был бы самый справедливый суд из всех справедливых судов на свете.

— Очевидно, суд должен поспевать за развитием общественных отношений. Что еще нужно улучшать в работе судейского корпуса?

— В предыдущие годы исполнительная власть формулировала перед нами задачу достижения справедливости в уголовных делах. Сегодня акцент на гражданском судопроизводстве. В первую очередь на ситуацию повлиял экономический кризис. Люди назанимали кредитов под огромные проценты в микрофинансовых организациях, а когда пришло время отдавать — денег у них не оказалось.

Это больше говорит о нашей культуре, о нашей финансовой грамотности. Пройдет время — и люди будут просчитывать риски при займах, жизнь заставит. Через год, два, три... Когда меняется степень развития общественных отношений, меняются и задачи суда, и критерии эффективности. И это бесконечный процесс, всегда государственные институты будут подстраиваться под естественные обстоятельства.

Говоря о наказании. В военное время человек украл полбулки хлеба на вокзале — его приговорили к лишению свободы. Потому что в тех условиях семья могла за счет этого выжить. Да, это было суровое время, но неужели мы должны сохранять те законы, которые принимались тогда?

— Веяние времени — это еще и суд присяжных. Об этом тоже говорил Владимир Путин. Зачем государству такая форма правосудия? Почему вообще неподготовленные граждане должны выносить вердикты?

— Суд присяжных нужен не государству, а обществу. Для государства это огромные затраты, эти деньги можно пустить на другие нужды. Общество в лице некоторых его представителей говорит: «Нам нужен такой суд». Государство отвечает: «Хорошо, мы найдем деньги».

Суть тут в том, что присяжные слушают доказательства и приходят к выводу, совершил подсудимый преступление или нет. Если совершил — заслуживает он снисхождения (по мотивам, обстоятельствам) или нет. Присяжные в нашей области ни разу не ошиблись. После вердикта коллегия, анализируя народный вердикт, всегда соглашалась с ним.

Суд присяжных — это суд мудрости и жизненного опыта, поэтому от заседателей не требуется никакой квалификации. Время покажет, будет ли в дальнейшем такая форма востребована. Пока есть очень разные реакции: от «я больше никогда сюда не приду, очень сложно эмоционально» до «мне понравилось, зовите в следующий раз».

— Много ли добровольцев в присяжные?

— К сожалению, нет.

— Что делает Свердловский областной суд, чтобы их стало больше?

— Мы проводим информационные сессии, разъяснения — ничего не работает. Может быть, человеку суд присяжных нужен, когда он сам оказывается на скамье подсудимых. До этого момента он об этом даже не задумывается. Какой человек пойдет на заседание по своей воле? Может быть, мы еще с точки зрения гражданского самосознания до этого не дошли. В голове у населения нет понимания, что «это обязанность, которую я с удовольствием выполню».

В целом, если говорить о назидании президента, то считаю, что оно грамотно составлено и составлено своевременно. Все озвученные проблемы нужно решать. 

Написать комментарий 0 комментариев

Рейтинг@Mail.ru