20:41 | 19.11.2015 г. | Ystav.com

Евгений Минченко: Место в Государственной Думе будет стоить до 20 миллионов долларов

Российский политолог, соавтор рейтинга политической выживаемости губернаторов Евгений Минченко рассказал об особенностях предстоящей кампании в Госдуму в сентябре 2016 года. Подсчитал, что в ряде регионов за прохождение в Государственную Думу кандидату придется заплатить до 20 миллионов долларов. В утешении Евгений Минченко сообщил:
Депутаты говорят, что инвестиции в думский мандат можно окупить за год
1 - Выборы в Государственную Думу уже на носу. Чем, на ваш взгляд, будет отличаться кампания 2016 года? Евгений Минченко: — Важное отличие — «Единая Россия» будет сокращать число бизнесменов в партийных списках. Это, кстати, позиция администрации президента. Вместо предпринимателей в списки должны войти представители социально-демографических групп, лидеры общественного мнения, имеющие реальную поддержку среди населения. Те, которые, грубо говоря, не покупают проход во власть за деньги. Если же ты финансово обеспеченный, то, пожалуйста, милости просим в одномандатный округ. Только нужно понимать: если, став депутатом, ты будешь продолжать заниматься бизнесом, это может плохо кончиться. Как уже закончилось для группы депутатов. Сейчас есть четкий запрос на разделение власти и бизнеса. Это не шуточки. Не разовая кампания. Тенденция будет усиливаться. С другой стороны, при нынешней нарезке избирательных округов участие в выборах по одномандатному округу потребует от кандидатов значительных ресурсов — финансовых, организационных, административных, партийных. Поэтому к выборам нужно было начинать готовиться сильно-сильно загодя. Не нужно откладывать кампанию на будущее лето. Это будет сложный период для ведения предвыборной борьбы. Люди в отпусках, на дачах, общая расхлябанность, низкий интерес к политике. Уже пора было договориться с местными элитами, выстроить коалиции, работать над повышением узнаваемости. То есть кампании станут более трудоемкими, более затратными, более продолжительными по времени. 2 (1)   -А зачем единороссы отказываются от участия бизнесменов в политике? Они же себе тем самым руки связывают. За чей счет-то будет «банкет»? Евгений Минченко: — С идеологической точки зрения все просто. Есть желание сформировать как бы два лагеря: профессиональных политиков и представителей бизнеса. Не хорошо, когда бизнес сидит и сам решает свои вопросы в парламенте. Вы помните, были времена, когда олигархи даже вице-премьерами были. Сейчас-то такого уже нет. Но у этого решения есть чисто технические проблемы. Без «денежных мешков» сложно проводить такие кампании, особенно если речь идет о предвыборном кэше. Все мы помним историю, когда челябинский вице-губернатор взял деньги на избирательную гонку у людей, а потом сказал, что это взятка. И все — сидит человек в СИЗО... Так что, я думаю, бизнесменов все-таки оставят в списках, но будут давать им третье, четвертое, пятое места — потенциально проходные, но за которые еще нужно поработать. - Это не отразится негативно на численности фракции единороссов в Госдуме? Евгений Минченко: — А, собственно, и нет задачи тотального доминирования «Единой России» в парламенте. У нас сейчас все думские партии слились в единую партию власти. Я не так давно общался с лидерами всех четырех фракций и поразился, насколько они дуют в одну дуду как минимум по вопросам внешней политики. Поди разберись, кто говорит — то ли единоросс, то ли представитель ЛДПР... - А логику возвращения к одномандатным округам вы понимаете? Такое ощущение, что действуем по принципу «лишь бы не скучно». Сначала смешанная система, затем пропорциональная, теперь снова смешанная… Евгений Минченко: — Просто при пропорциональной системе депутаты оказались слишком оторваны от народа. Некоторые списочники порой вообще не появляются в регионах. Типа, купил место в какой-то области и занимайся своими делами в Москве. 3г   - А что насчет денежных моментов? Сохранит ли кампания в Госдуму статус самой финансово затратной? Евгений Минченко: — Я думаю, да. Кампании в одномандатных округах будут весьма затратные. Скажем, в среднем по стране я оцениваю совокупные расходы всех кандидатов в пределах от 1 до 10 миллионов долларов на округ. Понятно, что в Омске дешевле, в Москве дороже… В столице эта сумма, возможно, дойдет до 20 миллионов долларов. Значит, будут 225 округов. Примерно в 150 из них кампании будут вялые. А вот остальные дадут такого жару. Там будет реальная борьба. Не на жизнь, а на смерть. -А что, есть какой-то практический смысл сейчас рваться в Госдуму? Разве можно сидя в парламенте отбить инвестиции, потраченные на предвыборную кампанию? — Я знаю людей, которые утверждают, что потраченные на избрание в Госдуму деньги они отбили в течение года. А депутатов избирают у нас на пять лет. Вот и считайте уровень рентабельности. - На ваш взгляд, думская избирательная кампания даст импульс развитию публичной политики? Появятся новые звезды, будут ли яркие полемики? Судя по губернаторским кампаниям, представители «Единой России» отказались от участия в дебатах. — По поводу дебатов существует много мифов. В частности, в наших либеральных СМИ часто пишут: «в цивилизованных странах Запада отказ от дебатов стал бы политической смертью политика...». Чушь полная. Мы изучали международный опыт, и могу вам сказать, что, например, в Великобритании, впервые дебаты кандидатов в премьер-министры прошли только в 2010 году. В этом году, в 2015-м, на парламентских выборах премьер-министр Дэвид Кэмерон согласился на дебаты, но в очень отрежиссированном варианте. А в США регулярно происходят ситуации, когда кандидаты в губернаторы отказываются участвовать в дебатах, в случае если у них рейтинг — 60 процентов, а у оппонента — 30 тридцать. С чем это связано? С тем, что в США кандидатов на дебаты отбирают: у них эта процедура необязательная. Обычно организатором дебатов выступает или СМИ, или какая-нибудь уважаемая организация, например, университет. Они туда приглашают только тех кандидатов, рейтинг которых выше 10 процентов. Чтобы они реально, так сказать, имели за собой что-то. А у нас: приходит политик с 60 процентным рейтингом и его оппонент, который едва достигает 10 процентов, и еще несколько ребят с рейтингом 1-3 процента. О чем им дебатировать? -Вы один из авторов рейтинга политической выживаемости губернаторов. Насколько это исследование востребовано среди самих глав регионов? Евгений Минченко: — Идея этого проекта родилась после отмены выборов губернаторов. Однажды мы с коллегами сели и набросали оценки на тему выживаемости тех глав субъектов РФ, которые были на тот момент. А потом через полгода посмотрели: оказалось, что мы попали. Тогда и решили сделать с Михаилом Виноградовым такой публичный продукт. У нас две линейки экспертов: публичная и непубличная, из представителей властных структур, силовиков, лоббистов, тех людей, которые обладают инсайдом. Есть попытки манипуляции этими рейтингами. Существуют фейковые проекты, которые где-то на коленке стряпаются. А потом авторы пытаются на них зарабатывать, шантажируют региональных чиновников низкой оценкой. А поскольку мы зарабатываем по-другому — на консалтинге, а не на информационных вбросах, то можем позволить себе давать адекватную картину, объективную. - Допустим, вы готовите рейтинг и появляется инсайдерская информация, что в ближайшее время снимут такого-то руководителя. Как поступали в данном случае? Евгений Минченко: — Вспомните пример с Юрием Лужковым. Там мы дали верный и оперативный прогноз. Была еще история, когда руководитель одного региона, по-моему, не совсем трезвый, позвонил мне на мобильный и высказал свое неудовольствие тем, что у него двойка. У вас, говорит, плохая аналитика, вы плохо знаете ситуацию в нашем регионе, вы бы обратились... Я говорю: да, конечно, спасибо, нет вопросов, если мы что-то не учли, какую-то важную информацию, давайте обсудим... ... Очень вежливо с ним пообщались. А на следующий день он ушел в отставку по собственному желанию. 2 (1)   А бывают другие ситуации. Иногда звонит какой-нибудь губернатор или вице-губернатор: «Слушайте, у нас такая низкая оценка... А можете аргументировать расширенно, в чем проблема, где я недорабатываю?». Тоже абсолютно нормальная история. Я часто с губернаторами встречаюсь и объясняю, что надо делать, чтобы увеличивать свою «выживаемость». Но при этом всегда предупреждаю: ребята, наши с вами хорошие личные отношения не гарантируют вам высокой оценки в рейтинге. - А часто предлагают деньги за более высокое место в рейтинге? Евгений Минченко: — На самом деле, нет. Когда проект только начал выходить, каждую неделю были звонки на тему того, а как бы нам повыше... Но поскольку мы от всех подобного рода предложений отказывались, к нам перестали обращаться с такими предложениями. - А для Кремля ваши рейтинги, как вы думаете, имеют значение? Евгений Минченко: — Сложно что-то утверждать, но я знаю, что когда готовят справки по регионам, то один из критериев — оценка по рейтингу выживаемости.
Текст опубликован в газете «Деловой Омск» № 44 (097) 17 ноября

Написать комментарий 0 комментариев

Рейтинг@Mail.ru