09:46 | 22.05.2016 г. | Ystav.com

Аркадий Чернецкий рассказал РБК, зачем Тунгусова назначили главой администрации Куйвашева

В регионе официально завершилось 20-летнее противостояние города и области. Используя административное давление Москва насильно помирила «серый» дом и резиденцию, заставив одного из самых влиятельных в администрации Екатеринбурга людей, вице-мэра Владимира Тунгусова, перейти в администрацию губернатора Евгений Куйвашева. Аркадий Чернецкий рассказывает, к чему это приведет

Таким образом в преддверии выборов Кремль попытался стабилизировать политическую ситуацию в Свердловской области.

Подобный сценарий разыгрывался в регионе в 2010 году во время губернаторства Александра Мишарина. Конфликт области и города тогда закончился введением «двуглавой системы» в администрации города, отставке избранного мэра, появлению сити-менеджера.

Аркадий Чернецкий, возглавлявший город с 1992 года, отказался идти на мир с областью и покинул пост. Экс-мэр, а ныне сенатор от Свердловской области Аркадий Чернецкий, в чьей команде работал Владимир Тунгусов, рассказал «РБК-Екатеринбург» о причинах исторического перемирия. Человек, который до сих пор оказывает огромное влияние на политические расклады в городе и области, объяснил, почему сценарий шестилетней давности не повторился в этот раз.

— Вчерашняя ситуация очень напоминает ситуацию 2010 года, когда вы были во главе Екатеринбурга и шла война области с городом. Сейчас ситуация повторяется, но уже с другими действующими лицами, — странно было бы отрицать, что Владимир Тунгусов сегодня управляет Екатеринбургом.

— Не нужно сравнивать мой тогдашний статус и сегодняшний статус Тунгусова. Я был публичным человеком, фигурой № 1 в городе, всенародно избранным мэром. Тунгусов не публичная фигура, он квалифицированный аппаратный руководитель. Разговоры на счет того, что он управляет городом, я не поддерживаю. Это некорректная постановка вопроса. Назвать его так — означало бы оскорбить, принизить заслуги Александра Якоба. Потому что деятельность администрации города лишь в незначительной степени политическая. Владимир Тунгусов в первую очередь занимался ею. Всей хозяйственной деятельностью — другие люди и в полном смысле слова заслуживают звание руководства администрации. Тунгусов — первый человек в администрации — это некое журналистское клише, которое в свое время родилось, накладывает определенный отпечаток на восприятие действительности и сегодня.

— Хорошо, давайте просто назовем его «очень влиятельный человек».

— Нет вопросов. С тем, что Тунгусов очень влиятельный человек никто спорить не будет.

— Попробуем сравнить ваше решение уйти и решение Владимира Тунгусова возглавить администрацию губернатора…

— Мне никто не предлагал войти в администрацию губернатора.

— Понимаю, Александр Мишарин был более бескомпромиссным человеком, чем Евгений Куйвашев, и с ним было бы сложнее договориться. Допустим, вы бы ушли с поста сильного мэра, заработала двуглавая система, но не в сенаторы, а в область, в резиденцию губернатора

— Я не рассматривал никогда таких вариантов. Для меня принципиально невозможно было работать в двухголовой системе. У меня совершенно принципиальный подход к тому, какая система власти в городе может обеспечить максимальный эффект. Я не был тем человеком, который нуждался в срочном трудоустройстве, поэтому возможность уйти с поста главы города и перейти на работу в федеральные органы власти я не рассматривал как какую-то катастрофу, конец карьеры. Это был естественный ход событий. Я в любом бы случае, ни при каких обстоятельствах не пошел на шестой срок. А через полтора года мне нужно было выбирать: или идти на выборы, или искать себе новое занятие.

Именно поэтому это совершенно не равнозначные ситуации. Сегодняшнее соотношение муниципальной и региональной власти и то, что было в мое время, это две большие разницы. К сожалению, за последние шесть лет законодательство значительно усугубило положение местного самоуправления и финансово, и с точки зрения возможности перераспределения полномочий. Декларируют поддержку местного самоуправления, а реальные законы, все больше и больше ставят местную власть в зависимости от региональной. Искать компромисс достаточно сложно и только очень мощный, обладающий хорошими интеллектуальными, кадровыми и профессиональными ресурсами, муниципалитеты в состоянии заявлять какую-то самостоятельность.

— В данном случае Екатеринбург.

— В данном случае Екатеринбург. И продолжать противостояние никакого смысла нет. Слишком близко серьезное событие — чемпионат мира, слишком большой объем работы нужно проделать к 300-летию города, слишком серьезные структурные подвижки должны происходить в связи с общим экономическим кризисом.

— Вы готовы согласиться с утверждением, что сейчас область передана во «внешнее управление». Команда Тунгусова очевидно и значительно сильнее губернаторской и будет рекрутирована в область...

— Только не надо пугать такими страшными словами: «передана во внешнее управление». На своих местах остаются все узловые фигуры, которые принимают основные хозяйственные решения. И губернатор на своем месте, и председатель правительства, и большинство министров на своем месте…

— Ну пока большинство, да…

— Да, поэтому подтянуть ресурс города, чтобы получить синергетический эффект, наверное, возможно. Это было бы даже очень хорошо. В любом случае вектор развития области и города лежат в одном направлении.

— Известно, что Владимир Георгиевич в кадровом вопросе всегда и всех делит всех на «свой — чужой». Я не думаю, что ему будет комфортно работать с людьми, которые ему возражают

— Я могу назвать очень много имен в руководстве, в том числе региона, которые тоже делят людей на «свой — чужой». И тем не менее, обстоятельства нас заставляют работать не только с теми людьми, которые нам симпатичны. Мы должны оценивать профессионализм, умение работать, единство целей, — понимать, есть это или нет.

— Вчера беседовал с Александром Левиным, человеком, который, к слову дольше всех проработал в должности главы администрации губернатора, в его случае — Росселя и очень четко понял, что работа эта — далеко не сахар. Зачем это нужно Тунгусову?

— В данной ситуации я думаю, он сознательно идет на работу, которая может быть дискомфортна для него. Он это делает для того, чтобы сгладить противоречия, перейти к совместной работе.

— На сколько этот «союз», если его можно так назвать, долговечен?

— В первую очередь, зависит от тех людей, которые заключают этот союз. От единства их целей. Я считаю, что есть основания для того, чтобы этот союз носил не сиюминутный характер, существуют.

— Единство целей, как я понимаю — выборы в 2016, 2017, 2018-м годах? И продлиться союз может до любой из этих дат.

— Не надо так упрощенно смотреть на вещи. Разве губернатора оценивают только по выборам?

— Получается, да. Потому что каких-либо серьезных решений за то время, пока он в должности, не было принято ни одного.

— Существуют объективные цели и задачи, связанные с развитием региона. Проблемы есть и решать их нужно совместно.

— Какие полномочия у главы администрации губернатора, на ваш взгляд, сейчас являются ключевыми? Что может интересовать человека, который что-то хочет изменит?

— Влияние на кадровую политику.

— Очевидно, кадровая политика — это самая сильная сторона Владимира Тунгусова.

— Я подчеркну — влияние на кадровую политику. Самой кадровой политикой в первую очередь должно заниматься первое лицо. При всем при том, что Тунгусов несомненно занимался подготовкой кадровых вопросов, окончательные решения по кадровым вопросам принимал я. И это были не формальные решения — с равным успехом я мог поддержать его предложение или отказаться. Поэтому в конечном итоге кадры обеспечивают эффективность работы первого руководителя, а руководитель аппарата в этом смысле первый помощник. Он должен понимать задачи, которые ставятся руководителем, и подбирать те кадры, которые способны их решить.

— Если говорить о выборах, то сегодня вы с Тунгусовым в одной команде. Как вы эмоционально к этому относитесь: вам будет легче или сложнее?

— А почему мне должно быть сложнее? Мы вместе провели много кампаний. Тунгусов будет заниматься организацией выборов, а я буду участвовать в них. И в большой степени буду заниматься содержательной частью. Это не исключающие, а дополняющие друг друга действия.

— До вчерашнего дня вас воспринимали как главного переговорщика между городом и областью. Сейчас он сменился, ваши позиции ослабли…

— Это вообще не нормальная ситуация, когда для разговора губернатора с мэром нужны какие-то переговорщики, они должны разговаривать на одном языке. Учитывая, что я знаю город достаточно хорошо, я мог выступить с определенными советами и экспертными заключениями. Ими я всегда делился и с городской командой и с губернатором. Для меня в данной ситуации первичен интерес дальнейшего развития территории. Поэтому я думаю, что те мысли, которые у меня складываются по поводу дальнейшего развития города, будут востребованы и далее.

— Из мэрии Екатеринбурга за последнее время ушло очень много людей. Как вы оцениваете регенеративные качества администрации Екатеринбурга? Насколько система способна к самовоспроизводству?

— Это сложившаяся система. Я всегда видел скамейку запасных по всем должностям. Так продолжалось и после моего ухода из администрации города. Поэтому, когда ушел Александр Высокинский, я без всякого сомнения сказал, что есть как минимум два человека, которые завтра придут, сядут на его место и будут работать. Сегодня ушел Тунгусов, но его функционал «не осиротеет», хотя в данном случае он носит комплексный характер.

— Кто будет вместо него?

— Есть люди, которые его могут заменить, как руководителя аппарата. Есть несколько человек, в том числе из сегодня существующих замов. Я не хочу забегать вперед.

— Но вы же наверняка знаете эту фамилию.

— Знаю, да, но не хочу предвосхищать события. Одно скажу точно — полномочия Тунгусова будут перераспределены. Причем люди, которые поднимаются за счет ухода первых лиц вырастают не где-то вовне, а внутри администрации. Они понимают, как устроена система, они ее часть.

Написать комментарий 1 комментарий

Алексей
Алексей

Слабоват Куйвашев будет против Тунгусова

Ответить

Рейтинг@Mail.ru