10:51 | 30.07.2016 г. | Ystav.com

Андрей Кулик обещает в кинотеатрах гонки и много крови. Все, как мы любим

Наши дистрибьюторы неутомимы в своём стремлении как можно дальше отойти от оригинального названия, выпуская фильм в российский прокат. - Сокрушается кинообозреватель Андрей Кулик

Свежий пример: Bastille Day (День взятия Бастилии) превратился в совершенно незапоминающиеся «Крутые меры». Будем надеяться, нам хотя бы запомнится сам фильм.

Агент ЦРУ после провала операции на Среднем Востоке переведён в относительно тихий (ха-ха!) Париж. Фильм начинается с того, что он гонится по крышам за молодым американцем, профессиональным вором-карманником. Казалось бы, не для ЦРУ работа — гоняться за воришками. Но ситуация необычная. В результате агент и вор объединяются в тандем, чтобы противостоять мощной тайной преступной организации…

Режиссёр Джеймс УОТКИНС отважно заявляет, что равнялся на такие боевики с элементами триллера, как «Французский связной» и «Серпико». И для достижения цели он решил действовать в старых добрых традициях: как можно меньше задействовать каскадёров и нарисованные на компьютере задние планы. Пусть актёры в первой же сцене «Крутых мер» действительно будут бегать по крышам в центре Парижа. Причём, поскольку это самое начало, зрители не могут решить, что лучше — чтобы убегающий всё-таки убежал или чтобы догоняющий его догнал.

Кинематографистам посчастливилось получить доступ ко всей крыше торгового центра BHV в районе Марэ прямо напротив парижской ратуши Отель-де-Виль. Подготовка к съёмкам заняла 6 недель, включая 2 недели тренировок обоих актёров.

Режиссёр поясняет:

Я был категорически против использования визуальных эффектов в этой сцене, так что все фоны, которые вы увидите, — это настоящий Париж. Мы вернулись к старым добрым традициям времён Гарольда ЛЛОЙДА и начали ломать голову над тем, как этого добиться.

В конечном итоге художник-постановщик Пол КИРБИ выстроил бутафорную крышу поверх крыши BHV, по которой актёры могли свободно перемещаться. Особенно ценно было то, что с высоты 7-этажного здания открывался невероятно живописный вид на весь Париж.

Я хотел, чтобы участники проекта по-настоящему выбрались на крышу, поэтому нам нужны были достаточно крепкие декорации. Я стремился к тому, чтобы актёры почувствовали реальную опасность, чтобы, посмотрев вниз, они поймали мысль: «Ух, не хотел бы я отсюда грохнуться!»

— говорит Джеймс Уоткинс. 

Актёры сами выполняли большую часть своих трюков, включая сцены поединков. Когда в фильме нет склеек, во время которых идёт замена на каскадеров, сцена выглядит более правдоподобной. Постановщик трюков Джимми О′ДИ работал с актёрами несколько недель. Он разделил сцену на важные части и досконально проработал хореографию. Актёры тренировались вместе до тех пор, пока не добились полной синхронизации движений.

Трюковые сцены требовали полной отдачи. Идрис ЭЛЬБА и Ричард МЭДДЕН должны были подготовиться к своим ролям не только физически, но и эмоционально. Они проводили по многу часов в тренажёрном зале, чтобы прийти в необходимую для съёмок в динамичных сценах физическую форму.

Для нас была выстроена 5-метровая полоса препятствий, которую я преодолевал снова и снова. Я бегал, прыгал, бросался в оконные проёмы, разбивая стекло, скатывался по лестнице. Было очень трудно, но это подготовило меня к съёмкам сцены погони, когда мне пришлось бежать по крыше, огибая препятствие, и висеть на карнизе на внушительной высоте.

Было очень важно, чтобы сцена не выглядела слишком уж профессиональной, поскольку мой герой Майкл ни в коем случае не паркурщик, он обычный парень, который в любой момент может поскользнуться и упасть. Он просто изо всех сил стремится сбежать от преследователя.

— Вспоминает Мэдден. 

У Мэддена была ещё и спецподготовка — его учил воровать фокусник, известный под псевдонимом Кит-Воришка. Он научил актёра пресловутой ловкости рук и некоторым отвлекающим техникам.

Мэдден с гордостью говорит:

Мы хотели, чтобы некоторые манёвры Майкла были чересчур наглыми, поскольку он абсолютно уверен в своём мастерстве. Режиссёр настаивал на том, что воровство не должно быть каким-то волшебством, всё должно быть реалистичным. Так что если вы купите DVD, во время просмотра поставите на паузу и начнёте смотреть в замедленном режиме, непременно заметите, как я совершал свои кражи. И это действительно делал я сам.

— Мне не интересны компьютерные спецэффекты, которые нарушают основные принципы физики, — подчёркивает Уоткинс. — Так что, насколько бы захватывающей ни была та или иная сцена, всё происходящее на экране будет предельно правдоподобным. В конечном итоге вы идёте в кино, чтобы познакомиться с очередной человеческой историей. И чем ближе и реалистичней будут персонажи, тем большее наслаждение от зрелища вы получите.

А для тех, кому не слишком по душе погони, взрывы и перестрелки, приготовлена на этой неделе другая премьера — ужастик Николаса Виндинга РЕФНА «Неоновый демон».

Этот датский режиссёр прогремел 5 лет назад фильмом «Драйв» и теперь прочно обосновался в Голливуде. Чем дальше, тем страннее его работы, публика и критика всё непримиримее разделяются на его фанатов и ненавистников.

- Рассказывает кинообозреватель Андрей Кулик

Неоновый демон


«Неоновый демон» участвовал в конкурсной программе Каннского фестиваля, где не получил ничего, но шуму наделал изрядно.

Ведь тут показана изнанка модной индустрии: секс, насилие и очень много крови. Кто-то говорит, что это кич, кто-то — что это новое слово в кинематографе. Мне достаточно того, что в главной роли снялась Эль ФАННИНГ («Супер 8», «Щелкунчик и Крысиный король», «Малефисента»), — я точно пойду смотреть.

Андрей Кулик

Написать комментарий 1 комментарий

Алексей
Алексей

Все новое - хорошо забытое старое. В кино отказываются от компьютерной графики, а у передовых дизайнеров становится модно рисовать руками

Ответить

Рейтинг@Mail.ru