11:07 | 08.07.2017 г. | Ystav.com

Эксклюзивное интервью с Евгением Минченко от "ФедералПресс"

Ожидать высокой конкуренции и даже второго тура на предстоящих выборах губернаторов можно в нескольких регионах. Все зависит от того, пройдут ли те или иные кандидаты муниципальный фильтр. При этом «путинским» технократам приходится несладко во время предвыборной кампании. С какими проблемами сталкиваются основные кандидаты в губернаторы, где будет проходить конкурентная борьба, в каких регионах можно ожидать скандалов и в каком сценарии проведения выборов заинтересована Администрация президента – в эксклюзивном интервью «ФедералПресс» политтехнолога, директора холдинга «Минченко Конасалтинг» Евгения Минченко.

– Евгений Николаевич, в России существует рабочая группа по реформированию избирательного законодательства. В этой группе Сергей Кириенко, Элла Памфилова, руководители фракций, эксперты. Говорили о возможности серьезных изменений в избирательном законодательстве, но решили почти ничего не менять перед губернаторскими выборами. Все партии, даже «Единая Россия», высказались за отмену муниципального фильтра. При этом Памфилова заявила, что ситуация с фильтром ужасна, но в то же время сказала, что для его отмены не хватило времени и механизмов, хотя речь об этом шла очень давно. На ваш взгляд, правда ли не успели и почему все-таки не стали ничего менять?

– Странно менять правила игры в конце электорального цикла. Лично я противник муниципального фильтра в том виде, в котором он есть. Я считаю, что если у нас нет никакого такого фильтра на выборах президента, то странно, что он есть на выборах губернатора. Ситуация такая, что парламентские партии и партии, представленные в законодательном собрании, должны быть квалифицированы автоматически для участия в выборах губернатора. Но в то же время я считаю, что неправильно резко менять правила игры. Тем более что они же ставили перед собой институциональную задачу – побудить партии более активно работать на муниципальном уровне.

– А роль Администрации президента на этих выборах какова?

– Следить за тем, чтобы не было перегибов на местах. Консультантов, например, каждый кандидат в губернаторы находил себе сам. Финансирование они ищут сами, ну плюс партия помогает решать вопросы по конкретным кандидатам, но это скорее отдано на откуп регионам. И в то же время нет такой установки, что любой ценой надо обеспечить конкурентность. «Если кто-то не проходит муниципальный фильтр, ну и пусть не проходит» – такая идея. Но вот зачем врио боятся оппонентов? Ну выйди сейчас, пока у тебя эффект «медового месяца», победи и живи себе спокойно, и это будет гораздо комфортнее.

– Но все равно выборы без скандалов у нас не проходят. Ожидать ли «каруселей», завоза бюджетников на избирательные участки? Такие схемы пройдут на этот раз?

– Зависит от региона. Администрация президента заинтересована в том, чтобы фон был нескандальным перед президентскими выборами. Я думаю, что скандалы могут появиться там, где будут люди, ориентированные на Навального, на этапе опротестования результатов, с заявлениями о фальсификациях.

– Насколько активны в регионах, где пройдут выборы, штабы Навального? Какова их главная задача в этих субъектах на данный момент? Чего от них ожидать –провокаций или игнорирования?

– Ну, честно говоря, пока я большой активности штабов Навального, именно связанных с избирательной кампанией, не видел. У них же нет политической инфраструктуры, которая могла принять участие в выборах. Я так понимаю, что, возможно, какая-то часть людей, которая будет баллотироваться на муниципальных выборах в Москве, может быть поддержана Навальным. Москва, наверное, единственный город, где это имеет какой-то смысл, учитывая, что все-таки был опыт участия в выборах мэра. В других территориях, я думаю, это будет добавлять антирейтинга. Это могло бы сыграть какую-то роль при выборах по партийным спискам, но опять же нет никакой партии, с которой Навальный был бы аффилирован. Соответственно, ситуация с одномандатными округами – история не очень эффективная. Есть несколько территорий, где существует какая-то связка с навальновской протестной позицией у парламентских партий. Ну, в частности, в Приморье, где отдельные представители местной компартии участвовали в организации навальновских мероприятий и, более того, один из местных коммунистов возглавляет штаб Навального. Но это скорее исключение из правил.

– В этой связи вопрос. В своем докладе вы писали, что некоторые кандидаты, в частности Бречалов (Удмуртия), Миронов (Ярославская область), Парфенчиков (Карелия), очень активно ведут свою работу в Сети. Как вы думаете, это направлено на то, чтобы как-то перехватить электорат Навального? Ведь деятельность его сторонников в интернете, в соцсетях довольно успешная.

– Нет, никакого пересечения с электоратом нет. Просто я считаю, что любой фаворит кампании, а это по определению временно исполняющий обязанности губернатора, должен использовать все форматы. Вот они и используют.

– У них это успешно получается?

– По-разному, очень по-разному. Самый большой опыт, наверное, у Бречалова. Он достаточно давно выступает в роли блогера. В этом есть и ловушка, потому что во многом у него есть инерция его образа, такого спортивного, очень современного, который пока, судя по отзывам из регионов, не очень ложится на удмуртскую специфику. Похожая проблема у Никитина.

– Этих людей можно отнести к технократам?

– Ну, они претендуют на это.

– Что вообще можно сказать о путинских технократах? Насколько они оправдывают ожидания?

– Рано пока говорить. Понимаете, люди попали в новую и очень некомфортную для них среду публичной политики. Плюс на них свалился достаточно серьезный объем нового функционала. Еще надо разбираться в новой территории. Честно скажу, я никому из них не завидую и в то же время искренне желаю успеха. Поэтому рано говорить о том, состоялись они или не состоялись. Пусть хотя бы один срок побудут.

– Если сегодня делается ставка на технократов, тогда почему в обойме остались такие люди, как Савченко (Белгородская область) и Жвачкин (Томская область)?

– Разные причины. Савченко – это один из немногих оставшихся у нас тяжеловесов уровня Тулеева. При этом Савченко чуть ли не один из немногих губернаторов, у которых есть собственная идеология. Это такая умеренная версия русского национализма. В общем, это уходящая натура в значительной степени, но это один из наиболее активных у нас губернаторов. А Жвачкин – это ставленник «Газпрома».

– Вы упомянули Тулеева. Какие прогнозы по его дальнейшей политической судьбе и по его преемнику?

– А это только врачи сказать могут. Я так понимаю, что он настроен работать до конца, пока может. Тема здоровья возникла не вчера.

– Есть регионы, где ожидаются два тура?

– Все зависит от кампаний. Грубо говоря, Мархаева (Бурятия) зарегистрируют или нет. Если зарегистрируют, второй тур реален. По Свердловской области такая же ситуация. Если Ройзмана зарегистрируют, то тоже высокая вероятность второго тура. Кировская область: сильный коммунист и достаточно крепкий представитель ЛДПР. Карелия – единственный регион, где есть сильный представитель «Справедливой России» (Ирина Петеляева).

– В каких-то регионах справедливороссы идут в коалиции с другими оппозиционными партиями, с КПРФ и ЛДПР?

– Нет, они не идут в коалиции. Они идут в основном как спойлеры партии власти. Были разговоры о единых кандидатах от оппозиции, но ничего не получилось.

– На этот раз есть какая-то общая линия в программах основных кандидатов в условиях непростой социально-экономической ситуации? Они делают акцент на экономические пункты или на построение образа сильной личности?

– Зависит от региона и от личности. Вот пришел, например, Парфенчиков из службы судебных приставов. Ну будет странно, если он из себя будет исполнять какого-нибудь общественника. Ну он и двигается в логике жесткой руки. Аналогичная ситуация у Васильева (Кировская область) с его работой в ФСБ, Счетной палате. Понятно, что Никитин (Новгородская область) пришел из АСИ (Агентство стратегических инициатив ), а там принцип простой – в любой непонятной ситуации проводи стратегическую сессию. Ну вот он один и проводит стратегические сессии в районах. Местные элиты муниципальные к этому не привыкли. Но... стерпится – слюбится.

– В своем прошлом докладе вы разделили всех врио на три категории: ветераны, новички 2016 года, новички 2017 года. Если рассматривать их работу по выстраиванию отношений с федеральным центром и муниципалами, чем она различается у этих категорий? Как старожилы это делают, как новички?

– Тот же Савченко. Он в регионе с девяностых годов. Он всех знает как облупленных. Какие ему там отношения с региональными элитами выстраивать?! У него и так все отстроено, работает как часы. Он может себе позволить не сильно гоняться за поддержкой федералов, потому что чувствует себя достаточно уверенно. Ведет себя соответствующе. Когда люди писали пачками заявления об отставке, он собрал пресс-конфренцию и сказал: «А я иду на выборы!». Вот это было красиво, не дожидаясь благословения президента. «Я хозяин региона, я иду на выборы». И он эту линию выдерживает. Жвачкин, к примеру, не сильно озабочен своим имиджем. Он считает, что главное – это наличие федеральной поддержки, но я не исключаю, что у него может возникнуть проблема с недооценкой Диденко. Тот молодой, дерзкий. Это может быть проблема. Никитин, например, зашел в Новгород, задекларировал ценность диалога, но при этом ведет себя достаточно жестко, в манере человека, у которого полный карт-бланш. Это создает проблемы. Цыденов (Бурятия), например, очень старается. Но в Бурятии реально сложная ситуация с клановой точки зрения, с точки зрения какой он бурят. Потому что он бурят наполовину, к какой именно группе бурятов относится и так далее.

– То есть национальный вопрос в Бурятии актуален?

– Конечно. Мархаев этот вопрос и качает очень активно. Соответственно, у Цыденова один из самых тяжелых регионов. Но я считаю, что в этой ситуации надо демонстрировать силу. А там заявления «Нет, я не буду снижать муниципальный фильтр, потому что ЦРУ воспользуются, заграница»… Ну куда это?! Где ЦРУ и где Бурятия, где муниципальные фильтры. Сейчас вот эта вся история с противодействием Мархаеву ему не добавляет очков. Социологически-то у Цыденова хорошие показатели. Проще было ему просто выйти на кампанию и победить. Но у Мархаева есть поддержка со стороны иркутян, со стороны их бизнеса.

– Насколько я знаю, он же и Левченко помогал на выборах губернатора Иркутской области?

– Да, Левченко он очень активно помогал. Я думаю, что наличие неподконтрольного финансового ресурса за пределами республики создает проблемы. В некоторых регионах осложняющим фактором является наличие интересантов за пределами региона. Ну, например, в Севастополе очень активно играет крымская элита.

– По Севастополю что ожидать? Ситуация там непростая

– Там, с одной стороны, нет сильных кандидатов, с другой стороны, в условиях активного противодействия Овсянникову там любой руководитель может быть сильным, просто потому что его начнут качать. Есть негативная кампания против Овсянникова, притом разноуровневая.

– Каково влияние силовиков на ситуацию в регионах, на избирательный процесс?

– Я думаю, что в ФСБ есть право вето по отдельным кандидатам негласное. Ну, в первую очередь, например, по Севастополю. Но это же все такая неформальная вещь.

– После избрания новых губернаторов усилится ли фронда против бюджетной политики Кремля?

– Ну нет. Они ж все от Кремля зависимы сейчас. Им, в особенности новичкам, выделили дополнительные лимиты из федерального бюджета. Некуда им фрондировать.

 

Написать комментарий 0 комментариев

В «Единой России» ждут завоевания сердец и ударов по печени!
5 дней
Как сделать так, чтобы не кинули? Приди и узнай!
5 дней
Рейтинг@Mail.ru